Фогель: «Я просто хочу найти такого человека — своего-своего — с которым мы будем принимать друг друга такими, какие мы есть»

Эксклюзивное интервью для Elle Girl.

Не можешь перестать слушать «Малолетнюю любовь»? Гадаешь, что же произошло тем летом 2017-го? Мы тоже! Поэтому решили поговорить с талантливым исполнителем — Робертом Фогелем — и узнать все из первых уст. В интервью Роберт рассказал о том, каким будет его новый альбом, чего он ищет в отношениях, и дал несколько важных советов юным музыкантам.

А еще 19 ноября у Роберта выходит новый трек — «Трамваями домой». Не пропусти, а пока послушай сниппет :)

EG: Роберт, привет! Ты вовсю работаешь над своим дебютным альбомом — расскажи, когда он выйдет, и что нам от него ждать?

Роберт: Мы обсудили этот вопрос с командой и решили, что выпустим альбом ближе к весне. У меня всегда такая проблема — когда я обещаю выложить трек в какую-то определенную дату, он всегда переносится (смеется). Скоро выйдет еще несколько синглов, которые войдут в альбом и по чуть-чуть раскроют его историю.

Сложностей в процессе работы достаточно — мы долго искали звукорежиссера и студию, потому что только переехали в Москву и пока еще мало чего здесь знаем. А началось все еще в Новороссийске (прим. ред. Роберт вырос в Новороссийске). Днем там студия была занята, поэтому мы занимали ее по вечерам. Пили чай и творили :) Большая часть песен была написана под гитару.

EG: А можно пару спойлеров о новом альбоме?

Сам альбом я хочу назвать «люболь».

Роберт: Так уж сложилось, что у меня было достаточно отношений. Раньше я был более безбашенным в этом плане, чем сейчас, мало кого ценил в отношениях, но сейчас все пришло в норму. Я потерял много хороших девушек, и после этого понял простую истину — только потеряв, начинаешь ценить. Но, я думаю, что еще найду свое счастье. В принципе, все уже к этому идет.

Хотя сейчас сложнее найти ту самую, потому что сложнее стало доверять.

Не знаешь, почему люди к тебе тянутся — потому что ты просто красивый и интересный, или потому что у тебя однажды выстрелил трек, и сейчас ты растешь как артист?

Так вот, почему такое название — потому что любые отношения это всегда и любовь и боль. Здесь речь пойдет именно о неудачных отношениях, которых у меня было предостаточно. Так что на основе своего опыта я понимаю, каково это и, может, смогу кого-то предостеречь.

История альбома начинается с того, что мальчик встречается с девочкой на дискотеке, она ему нравится, и в процессе он понимает, что, может, не стоит в это лезть, мало ли чем это все закончится. Но чувства все равно пересиливают, и они начинают встречаться. Дальше все хорошо, до первой ссоры. Потом они расстаются, и вот парень вроде и не жалеет — он ведь знал, что может такое быть — но с другой стороны, ему обидно. Там и про ревность, и вообще про все эти ощущения во время и после отношений, когда хочется вернуть человека, а нельзя.

Фото
Архивы пресс-служб

EG: В своих текстах ты предстаешь таким идеалистом и романтиком — а какой ты в реальной жизни?

Роберт: Как я уже сказал, у меня было достаточно отношений для своего возраста — причем серьезных, не на 1-2 дня. Последние мои отношения закончились уже полтора года назад, и на самом деле за это время я многое понял. Я, наверное, специально себе до сих пор никого не пытаюсь найти, хотя уже давно можно было это сделать.

Я просто хочу найти такого человека — своего-своего — с которым мы будем принимать друг друга такими, какие мы есть.

EG: Как бы ты охарактеризовал себя в двух словах?

Роберт: Колючий плед (смеется). Я могу согреть, но в то же время со мной бывает и не совсем удобно. Вроде тепло, а вроде и колет иногда. Я далеко не идеальный в отношениях, но думаю, когда я уже найду свою спутницу, я никогда ей не причиню боль. Боль даже не в физическом плане — конечно, я никогда не бил и не собираюсь бить девушек — а боль от своих поступков и слов. Некоторые мои черты характера, из-за того что я творческая натура, могут колоть и пугать — не больно, но неприятно.

EG: Кстати, ты сам пишешь тексты и музыку? Если да, в какой атмосфере это происходит, что тебя в основном вдохновляет?

Роберт: Пишу тексты сам, но последние пару месяцев у меня были проблемы, и мне очень помог мой друг Влад из Казахстана. У него есть такая фишка — он может хоть миллион текстов в день написать. И я к нему обратился, сказал: «Дружище, а можешь мне помочь пожалуйста, давай вместе сядем, будем текст писать». И он говорит: «Да, конечно, не проблема». Я никогда не доверял никому писать тексты, но он реально помог — кидал такие строчки, которые я сам бы мог написать, но просто не видел эту картину так широко.

То есть от того, что мне помог другой человек, альбом не перестал быть искренним.

И за это я ему очень благодарен. Вообще всем людям, которые меня окружают — и Рома, и Ваня-гитарист, и Влад. Это те люди, которые помогают не ради какой-то выгоды, а потому что просто хотят помочь, потому что видят какой-то потенциал.

Что насчет обстановки, в которой мы творили — студия в Новороссийске — это старенькая хрущевка, и мы втроем там сидели писали тексты — я, Влад и гитарист Ваня. Мы старались делать это очень тихо, чтобы соседи не звонили хозяйке квартиры. Может быть, это и повлияло на то, что альбом получился душевнее, чем обычно. Мы были простые и атмосферные.

EG: С чего вообще у тебя началось увлечение музыкой? Когда ты понял, что это твое?

Роберт: Мне в детстве нравился русский рэп, а потом я услышал трек Эминема, и это перевернуло мое мышление. У меня даже был листочек, на который я выписал названия всех его песен. Когда у меня появился хороший Интернет, я скачал его треки и клипы и целыми днями смотрел и слушал, мне очень нравилось. Тогда я и задумался об этом, но мне было всего одиннадцать. В детстве я не стал этим заниматься, но мечта все равно была, я просто думал — ну, как-нибудь потом. Мне хотелось расти как артисту не в России, а в США, была такая цель переехать туда.

А потом я понял, что и в России хорошо — тогда зачем куда-то ехать?

К этому времени в России рэп начал перерастать из андерграунда в популярную музыку, и я подумал, а почему бы не заняться этим здесь. Я начал записывать сторис в Инстаграм, придумывать какие-то мотивы и песенки. Спросил подписчиков — нормально? Были люди, которым нравилось, были те, кто говорил «не делай этого», были те, кто никак не отреагировал, но я все равно шел к своей цели. Потом я познакомился с творческим объединением у нас в городе, «Поколение М», замечательные ребята. Они дали мне большой толчок — предоставили студию бесплатно, и тогда я начал творить. Я никогда не понимал, что это мое, я даже сейчас до конца не знаю. Но если мне хорошо, если людям нравится то, что делаю, значит, наверное, это можно назвать моим.

Фото
Архивы пресс-служб

EG: В довольно юном возрасте ты успел позаниматься предпринимательством — расскажи, как это было и с чего началось? С какими трудностями ты сталкивался? И хочешь ли продолжать заниматься чем-то подобным или пока сконцентрирован исключительно на музыке/творчестве?

Роберт: Все просто — прочитал книгу «Богатый папа, бедный папа», мне очень понравилась идеология. Эта книга рассказала мне, что необязательно в этой жизни работать на кого-то, есть возможность создавать свое дело и на нем зарабатывать. Мой первый бизнес — продажа детских колясок и велосипедов. Продали мы немного, получалось плохо, было очень много трудностей. Возраст, естественно, одна из них, но он одновременно и помогал. Я тогда вел инстаграм про свой бизнес и из-за того, что я был достаточно юным (мне было 17 лет), люди были в шоке. Я помню, у меня даже интервью брали, и в комментариях потом писали: «он так говорит, будто ему лет 40». Хотя я считаю, что для этого нет подходящего возраста. Если хочется, то почему нет?

Мой единственный успешный бизнес — я делал значки, на которых был изображен Макс Корж. Но так сложилось, что у меня появилась возможность попасть на лейбл, и там уже нужно было выбирать — музыка или бизнес. Я выбрал музыку. Не знаю, почему, мне и то и то очень нравится. В дальнейшем я, может, и вернусь к этому, но пока не хочу об этом думать. Считаю, что нужно развиваться в чем-то одном, чтобы стать настоящим профессионалом.

EG: Как тебе удалось подписать контракт с Warner Music в 17 лет — как именно ты к этому пришел? Через соцсети?

Роберт: Это долгая история, все произошло не просто по щелчку. Я занимаюсь музыкой уже два года, а контракт подписал полгода назад. Многие люди думают — а, сейчас одну песню запишу и стану хитмейкером. Такое, конечно, бывает, но это большая редкость. Все зависит в какой-то степени от продвижения и коммерческой составляющей трека, но все же это работает немного не так, как хотелось бы.

Почти год назад мне написал знакомый, говорит: «слушай, я тут парня нашел, который мне помогает треки на площадки заливать». Есть сервис такой, который помогает заливать песни на разные площадки — iTunes и так далее. А у этого парня был друг, который занимался продюсированием. Он продвигал песню «Запах женщины моей» и другие крутые треки — то есть он реально классный. Ему отправили мои треки, а ему не зашло. Я думаю — в чем проблема? Выясняется, что есть понятие коммерческой и некоммерческой музыки, и продвигают в основном, конечно, коммерческую.

Я подумал — значит, надо сделать коммерческий трек, но и тот ему не зашел. Я сказал себе «стоп», забил… Начал готовить новую песню, «Останусь рассветом», мы ее почти сделали, я выложил новый сниппет у себя на странице в группе, и он стал самым популярным сниппетом в истории моей группы. За день набрал 12 тысяч просмотров — без всякой рекламы, хотя на тот момент в моей группе было всего две тысячи подписчиков. Я подумал — ну да, это круто. И мы скинули продюсеру этот трек, ему понравилось, и он стал моим продюсером. Я был очень счастлив. Я самый счастливый человек в Москве, наверное (смеется). Он и помог мне добраться до лейбла Warner Music и его дочернего предприятия — Ace Music. А от меня требовалось только делать свое дело — писать музыку :) Всегда мечтал, чтобы у меня была команда, которая бы занималась продвижением и всем в этом роде, а мне бы оставалось только писать треки.

EG: Как вообще, на твой взгляд, сейчас пробиваться юным дарованиям? Может, дашь пару советов нашим читательницам?

Роберт: Сейчас объясню на примере. Мой трек «Малолетняя любовь» мне не нравится, она неживая и коммерческая, я ее называю пластиковой. В альбоме больше живых песен, те, которые сделаны с душой. А «Малолетняя любовь» сделана очень быстро, но если бы не она, то не было бы этого интервью и много чего другого. Так что хочу сказать начинающим артистам — можно делать некоммерческую музыку, но идти очень медленно, рано или поздно вы придете к своей цели. Можно сделать одну коммерческую песню, а потом вернуться к тому, что ты реально хочешь делать — этот путь просто немного быстрее.

Если есть желание, нужно отойти от своих принципов и сделать песню, которая понравится массам.

И все — отправлять по лейблам, все ищут новые имена и новых артистов.

Фото
Архивы пресс-служб

EG: Твои песни очень часто мелькают в Tik-Tok! Как ты относишься к этой соцсети — думаешь, однажды она перегонит Инстаграм по популярности или все не настолько серьезно?

Роберт: Было такое время, когда большая часть людей относилась негативно к Tik-Tok, и я тоже думал о нем не лучшим образом. Относился больше нейтрально, но все-таки немного его не понимал. Сейчас я в корне поменял мнение, считаю это очень продвинутой площадкой, где есть огромные возможности стать популярным для тех, кто этого хочет. Инстаграм, кстати, отчасти и развивает Tik-Tok. Перегонит ли он Инстаграм? 50/50. Возможно, скоро они будут на одном уровне, просто они довольно разные по многим параметрам. Инстаграм — больше про фотографии, Tik-Tok — про видео.

EG: На кого в музыкальной индустрии ты ориентируешься? Кто твои любимые исполнители?

Роберт: Мне очень нравится Макс Корж — его музыка, образ, смыслы, которые он доносит. Он очень хорошо учит свою аудиторию, как эдакий старший брат, который прожил какую-то жизнь и теперь может рассказать что-то интересное, чтобы мы не допустили ошибок. А еще мне нравится Скриптонит — в том плане, как он относится к музыке. В принципе в Казахстане люди очень стильно и атмосферно музыку делают. Мне далеко еще до их уровня, именно в плане звучания они очень сильные. MATRANG тоже очень интересный персонаж, хороший артист. Забил на все после своего хита «Медуза» и решил делать то, что ему нравится, а не то, что хотят слышать массы.

Когда артист так делает, это настоящий вызов.

Тем не менее, это не мешает ему собирать большие залы. Ольга Бузова молодец — нельзя сказать, что она сильный артист в плане пения, зато она знает свою цель и идет к ней, не обращая внимания на хейтеров, и за это я ее очень уважаю.

EG: Ну и, конечно, какие планы у тебя на будущее? Чего нам ждать от тебя в ближайший год? :)

Роберт: У Коржа мне очень нравится строчка «Я задолбался строить планы, не сбываются никогда». Не хочу ничего планировать на будущее, мне нужно здесь состояться, в настоящем. Примерно есть представление, конечно — максимально продержаться как артист. Работа сложная, конкуренция растет, и удержаться становится очень сложно, но я верю в себя. И когда я закончу с творчеством, то я бы занялся продюсированием. Мне очень нравится развиваться в этой сфере, я многому учусь — делаю музыку, но одновременно и проявляю инициативу в плане каналов продвижения, всегда предлагаю что-то. Хочу на своих ошибках научиться, чтобы я мог продвигать артистов в будущем — понятное дело, что потом появится много новых инструментов, но пока я разбираюсь с теми, что есть. Несколько синглов и клипы — это само собой. Я надеюсь, летом получится собраться открытую площадку — было бы очень здорово.