Наука – женское дело: российские девушки-ученые про эксперименты, белые халаты и сексизм

11 февраля – Международный день женщин и девочек в науке.

Мы могли бы рассказать про Марию Склодовскую-Кюри или Симону де Бовуар, но зачем? Их биографии ты можешь сама найти в интернете. Гораздо круче осознавать, что столь же умные и крутые женщины живут не только на страницах книг, но и в твоем городе. Elle Girl спросил пять девушек о решении стать ученым, примерах для подражания и главных мифах про людей с дымящимися колбочками. 

Алина, молекулярный иммунолог

В принципе, я с детства увлекалась биологией, особенно анатомией и физиологией. Любила перечитывать детские энциклопедии по этой теме, нравился мультик Оззи и Дрикс про лейкоцита и его напарника-пилюлю. Примерно с 7-го класса я решила стать врачом, а в 10 классе я поняла, что медик-практик из меня вряд ли получится – я слишком трепетно отношусь к пациентам и слишком сильно боюсь навредить.

В этом возрасте, если нет знакомых в научной сфере, очень сложно представить, чем занимаются люди науки, а вот с практикующими врачами все понятно. Поэтому ЕГЭ я сдавала, ориентируясь на медицинские университеты, а на биологический факультет подала документы просто на всякий случай. Но в последний момент мой брат, который тогда уже работал в науке, разубедил поступать в медицинский.

На факультете я быстро определилась со специальностью и поступила на кафедру иммунологии, поскольку это достаточно молодая активно развивающаяся наука.

Ну и кто из нас, биологов, не мечтает победить рак и рассеянный склероз, избавить аллергиков от страданий и изобрести вакцину от ВИЧ? :)

Работа в лаборатории – это абсолютно не нормированный график. Ты никогда не можешь быть на сто процентов уверенным в том, что сегодняшний этап эксперимента получится так, как ты запланировал.

График работы гибкий, как олимпийская сборная по гимнастике.

Если ты сам не сможешь организовать время максимально продуктивно, то здесь за тебя этого никто не сделает. Очень важно подходить к исследованию с разных сторон, постоянно изучать публикации по своей теме: наука очень быстро меняется. Иногда одна маленькая ошибка может стоить недели и даже месяца работы. Если что-то не получается, не стоит впадать в отчаяние: лучше вернуться на пару-тройку шагов назад и хорошенько обдумать свои действия.

Ну а если это не помогает, то просто расслабься – это биология: тут часто теория не совпадает с практикой.

На мой взгляд, главная проблема нашей науки в ее разобщенности. Очень мало лабораторий, которые занимаются совместными большими проектами: получить большой грант под один проект сложно, а разбирать по маленьким кусочкам неудобно. Поэтому математики занимаются математикой, физики физикой, а биологи биологией. Конечно, есть математики, которые работают с биологическими процессами, но обычно до экспериментальной части дело не доходит.

Дискриминации в отношении женщин я не ощущаю, хотя на многих конференциях проводятся сессии в поддержку женщин в науке: наверное, я просто еще не дотянулась до «стеклянного потолка».

На мой взгляд, в науке главное – энтузиазм и отдача делу, а не пол, цвет кожи или сексуальная ориентация.

Фото
Из личного архива

Вика, инженер-конструктор микроэлектроники

Попала я в эту сферу почти случайно. Со школы готовилась к поступлению на программирование, зубрила информатику, но в университете напутали с документами и вписали меня в профиль «Конструирование и проектирование электронных средств». Я решила ничего не менять и попробовать себя в новом направлении. Меня затянуло, хоть и было первое время очень и очень трудно.

До последнего дня обучения я не знала, куда пойду работать: думала, что буду подкладывать диплом под ножку шатающегося стола.

Но на защите диплома моя разработка понравилась начальнику одного предприятия, и он пригласил меня на собеседование. В работу я влилась быстро, параллельно отправили на обучение в магистратуру.

Коллектив у нас приятный: сидят, молчат, свою работу делают, сказка :) Девушек, конечно, меньше, чем парней, но совершенно нет никакой дискриминации. В науке все равны. Главное – твой интеллект, и не важно, какого ты пола или возраста.

Я самая молодая девушка на этой специальности, но ко мне относятся так же, как и остальным специалистам.

Положение науки в России в целом описать могу только в рамках моего предприятия. У нас производятся микросхемы для оборонной и космической промышленности, и там все отлично.

Фото
Из личного архива

Анастасия, молекулярный биофизик

Я с детства очень любила научно-популярные журналы, выписывала National Geographic, смотрела соответствующие каналы. Какое-то время я хотела стать научно-популярным журналистом – даже успела проучиться на факультете журналистики. Потом поняла, что зашла не с того боку, и пошла учиться на биолога. В итоге наука меня так сильно увлекла, что я ушла с головой в лабораторную деятельность и поступила на магистратуру «Клеточные и молекулярные технологии». 

Первому, чему учит научная работа – скептицизму.

Если человек пытается убедить тебя в каком-то сомнительном факте, начинаешь спрашивать источник, откуда он это узнал, и сам ищешь в интернете. Бедные мои собеседники :)

Я занимаюсь биофизикой различных крупных молекул, в частности белков. Наука требует невероятного терпения и выдержки. Многие процессы занимают целый день: с 10 утра до 10 вечера ты работаешь, на анализе получаешь нулевой результат, и на следующий день все заново. Сейчас я работаю с докингом молекул – это когда есть две молекулы веществ, взаимодействия которых рассчитывает компьютер в программе. 

Кажется, дело двух минут: закидываешь нужные молекулы, три щелчка, и вуаля. Так вот, я уже четвертый месяц с этим работаю и продвинулась максимум наполовину. Много молекул, плюс время, пока выстраиваешь модель и параметры расчета, плюс ждешь расчет. Самое главное – всегда есть непредвиденные обстоятельства и банальный человеческий фактор.

Поэтому в науке все еще остается колоссальное количество белых пятен: техника не дошла до нужного уровня, и не всегда понятно, дойдет ли.


Вокруг ученых очень много мифов. Самый большой шок – не все ученые носят халаты! Иногда надевают как аксессуар, но он редко нужен.

Можно решить, что мы все такие серьезные, заумные и прочее, но я редко встречаю людей более простых, чем ученые.

У всех необычные хобби: мой научный руководитель, например, байкер, я – фанат авторского кино. Мы намного более разносторонние личности, чем может показаться на первый взгляд. 

Положение науки в целом сложно оценить: смотря какая лаборатория и направление исследований. Специалисты у нас очень хорошие, но оснащение часто оставляет желать лучшего. Женщин в науке много – наверное, даже больше, чем я ожидала. Много и на руководящих должностях, и в лабораториях.

Я дискриминацию на себе никогда не ощущала, в науке с этим все просто: если ты показываешь должный уровень знаний, профессионализма, усердия и трудолюбия, то никому не важен твой пол. Важно, что ты хороший специалист. Мне говорили, что биофизика не женская профессия, и спрашивали, почему я ее выбрала. Это, на мой взгляд, совершенно нормальный интерес – профессия и правда нетипичная.

Фото
Из личного архива

Катя, молекулярный биолог

В семье у меня, к сожалению, нет ни врачей, ни ученых, но с самого детства меня интересовали загадки функционирования и строения живого организма. Единственный пример, который заставлял задуматься о науке сильнее, – передача «Здоровье» с Еленой Малышевой. Уж больно много они делали операций, пронзающих меня невероятным интересом!

Осознав, что даже элементарные живые системы многократно сложнее и совершеннее чем все, что когда-либо создавалось человеком, я загорелась идеей познать молекулярные процессы. Была поставлена цель – стать ученым в сфере молекулярной биологии, а именно в практических аспектах биоинженерии или биотехнологии.

После сдачи школьных экзаменов и до настоящего времени я ни разу не усомнилась в великолепных способностях науки генетики.

Зачем лечить человека от заболевания, если можно его предотвратить на генном уровне?

Наука за рубежом всегда была и остается намного лучше, чем у нас в России. Там ее ценят, и выделяется огромное финансирование, чего не скажешь о наших институтах. Только одна из 10 заявок на грант может заинтересовать экспертную комиссию. Отсюда вытекает такая составляющая как заработная плата, которая едва превышает прожиточный минимум.

Женщин в правах не ущемляют – кто как может, так и работает. Но с другой стороны, то мужчины посильнее: у них как-то логическое мышление получше. За то время, которое связано с наукой я поняла – никогда нельзя сдаваться и надо верить только в чудо. Да, это общепринятый слоган, но когда ты ставишь эксперимент 10 раз, тут поможет только чудо и умение не сдаться.

Главное – верить в свой успех!

Фото
Из личного архива

Настя , врач-биохимик

Выбор специальности произошел, как и многое в жизни, по чистой случайности. В детстве подружка рассказала про профессию биохимика, о которой ей в свою очередь поведали в школе. У меня сразу же разыгралось воображение: склянки-колбочки с цветными растворами, все дымится, шипит, на мне хрустящий накрахмаленный белый халат, прямо как супергеройский плащ.

Мне всегда мечталось быть похожей на свою бабушку: она мудрая и замечательная женщина, одновременно справлялась с ролями первоклассного инженера химического производства, любящей жены и заботливой матери, не говоря уже о постоянном саморазвитии, в котором она преуспевает и сегодня.

А среди женщин-ученых, которыми я вдохновлялась, особенным примером для меня стала Мария Кюри, чью биографию я зачитала до дыр.

Работа научила меня самому ценному: выделять из потока информации самую суть, не упуская важных деталей. Мой путь – постоянная учеба. В названии моей специальности перед словом «биохимик» стоит гордое слово «врач», и это наложило определенную степень ответственности за человеческую жизнь. Да, работники лабораторной службы не принимают прямого участия в лечении пациента, но мы ответственны за контроль над ним, за разработку новых методов терапии и диагностики. Классическое медицинское образование, которое дали мне в стенах университетских клиник, научило слушать и слышать людей, которым очень нужна помощь.

Можно спасти человека, просто прислушавшись и зацепившись за то, что ускользнуло бы от обычного взгляда.

Тяжелый путь учебы никогда не кончается: экзамены, семинары и лекции были лишь кратким курсом молодого бойца. Наш организм и среда, в которой мы обитаем, до сих пор таят множество загадок, над которыми еще предстоит поломать голову, и это по-своему прекрасно. Ну и белый халат - это не обязательный атрибут, а гаечный ключ биохимику иногда приходится держать в руках гораздо чаще, чем пипетку :)

О положении науки в России можно говорить часами. В чем-то мы определенно имеем преимущества перед западными коллегами – наши специалисты должны быть мастерами во всем.

Сотрудник лаборатории должен быть не только превосходным теоретиком и иметь прямые руки, но также он еще немного менеджер, немного переводчик, бухгалтер, программист, инженер, архивариус, дипломат и писатель.

А в чем-то мы определенно проигрываем: в некоторых НИИ острая нехватка кадров, есть откровенные трудности с финансированием, а требования от министерств к ведению научной деятельности с каждым годом все растут и растут.

Все года в медицинском меня учили, что медик – существо бесполое. Откровенной дискриминации никогда не было, по крайней мере, на нашем курсе.

Но мои подруги, выбравшие путь хирурга (а эта профессия в медицине издавна считалась строго мужской), сталкивались с откровенным хамством и шутками от коллег мужчин за то, что «это не бабье дело». 

Сейчас я занимаюсь исследованиями в молекулярной биологии, и в этой сфере не сталкивалась с критическими ситуациями, когда бы приходилось защищаться от негативных гендерных установок. Коллективы в исследовательских центрах смешанные, тесные, объединенные общим интересом, поэтому на пол попросту не обращают внимания. Бывает, что встречаются люди, позволяющие себе отпускать колкие комментарии по поводу половой принадлежности – кстати, порой женщина может неосторожно пошутить над женщиной – но это больше вопрос воспитанности конкретного человека.

Карьера в науке строится в первую очередь на персональных качествах: рвении вперед, выдающихся знаниях в своей области, неподдельном интересе и здоровом скепсисе.

То, что родился ты девочкой или мальчиком, а также национальность, цвет волос/глаз и прочие физические параметры не играют здесь роли, все мы равны. Я проработала четыре года в исследовательской группе под руководством двух замечательных женщин, которые мастерски справлялись с обязанностями руководителя – попробуй теперь меня разубеди!

Фото
Из личного архива