Стрельба в школе во Флориде: факты, переписки и рассказы очевидцев

Настоящий кошмар.

14 февраля в старшей школе Marjory Stoneman Douglas Паркленд, штат Флорида, 19-летний Николас Круз открыл стрельбу. Как сообщает CBS News, погибли 17 человек, и еще 15 находятся в больнице. Николас Круз – бывший ученик Marjory Stoneman Douglas. Он был исключен в прошлом году по «дисциплинарным причинам», как сообщил шериф и добавил, что «подробности ему неизвестны».

С собой у стрелка была винтовка AR-15, противогаз и дымовые гранаты, которые он, предположительно, не успел использовать. Задолго до трагедии стрелок начал выкладывать фото с оружием в своем инстаграм-аккаунте. Сейчас он удален, но некоторые пользователи успели заскринить его профиль и выкладывают это в сеть. 17-летний Мэттью Уокер, ученик старшей школы Marjory Stoneman Douglas, сказал ABC News: «Все, что он постит в социальных сетях, связано с оружием. Это какая-то болезнь».

Ученики Marjory Stoneman Douglas и бывшие одноклассники описывают Николаса Круза как «человека, который был одержим оружием». Джошуа Чаро рассказал о том, как Николас стрелял по крысам из пневматического пистолета, а другой его бывший одноклассник вспомнил, что Николас пытался продавать ножи ученикам.

Сейчас стрелку предъявлено обвинение в преднамеренном убийстве. Он находится в тюрьме Broward County.

СООБЩЕНИЯ, КОТОРЫЕ ДЕТИ ПИСАЛИ РОДИТЕЛЯМ, НАХОДЯСЬ В ОЦЕПЛЕННОЙ ШКОЛЕ

Пока дети были заперты в школе, они держали связь с родителями с помощью смс-сообщений. Кто-то умолял мам и пап не подходить к школе, чтобы они не пострадали, а кто-то заранее прощался и благодарил родителей за все, что они сделали.

Переписка родителей с их 14-летним сыном:

— Все в порядке? Бен сказал, он слышал несколько выстрелов из вашей школы.

— Да, я тоже слышал парочку.

— Окей. Все закончилось? Мама хочет забрать тебя. Это вообще возможно?

— Нет-нет, нас сейчас закрыли. Это невозможно. Вы пострадаете.

— Ладно, держись, дружок.

— Окей, окей.

— Прячься или притворись мертвым, если увидишь стрелка.

«Я – ВЫЖИВШАЯ В СТРЕЛЬБЕ СТАРШЕЙ ШКОЛЫ MARJORY STONEMAN DOUGLAS»

Ученица старшей школы Marjory Stoneman Douglas Оливия Уорингтон, которая в течение последних шести лет жила по соседству со стрелком и находилась в школе в день стрельбы, рассказала о том, что происходило во время трагедии.

Фото
Архивы пресс-служб

«Последний раз я разговаривала с Николасом Крузом на первому году обучения в старшей школе. Мы вдвоем стояли на автобусной остановке в 6:30 утра, и он спросил, можно ли сесть рядом со мной. Я кивнула. Два года спустя я узнаю, что этот человек устроил стрельбу в моей школе и убил нескольких детей. Людей, которых я знала. Моих друзей. Я – выжившая в стрельбе старшей школы Marjory Stoneman Douglas.

СРЕДА, 14 ФЕВРАЛЯ, 2018

Был конец учебного дня, я сидела на уроке истории, когда раздались звуки пожарной тревоги. Опять. У нас уже была учебная тревога в тот день, поэтому я слегка удивилась. Но мы все равно решили эвакуироваться. Добежали до школьного поля и топтались там, ожидая хоть какой-то ясности. И вдруг мои учителя закричали, что нам всем нужно бежать.

Я побежала, несмотря на то, что слабо воспринимала происходящее. Тем временем, на другой стороне школы летали пули и умирали люди. Но на тот момент я этого не знала. Я не слышала выстрелов. Я не замечала ничего необычного. Я подумала, может быть, на этот раз начался настоящий пожар?

Достаточно большая группа людей, среди которых было несколько учителей, остановилась около забора. Кто-то начал говорить, что слышал выстрелы, но я не поверила, что происходит что-то подобное. Я всегда думала, что я живу в безопасном месте. Прошло около 20-ти минут, прежде чем мы поняли, что в нашей школе был стрелок. Еще шесть часов спустя я включу телевизор и пойму, что этим стрелком был мой бывший сосед, а мои друзья и люди, которых я знаю, оказались его жертвами.

Но тогда я даже не пыталась это осознать.

Все начали перебрасывать сумки через забор и выбираться со школьной территории. Забор был почти три метра высотой, и на него было сложно взобраться. У меня до сих пор синяк на бедре после этого. Но выбора у нас не было: стрелок мог находиться где угодно.

Все кричали и плакали. Было больше похоже на истерику. Удивительно, что я вела себя довольно спокойно. Не было времени паниковать, я сосредоточилась на практических вещах, вроде того, чтобы убедиться, что все мои друзья в порядке, и у них есть, на чем доехать до дома.

ЧЕТВЕРГ, 15 ФЕВРАЛЯ, 2018

Каким-то образом я все-таки уснула той ночью. Но я чувствовала себя паршиво. Даже не хочу думать о том, чтобы возвращаться в школу. Я больше не могу смотреть на нее как на место, в которое люди ходят учиться. Теперь для меня это место преступления.

Я все еще не могу осознать, что жила со стрелком в соседних домах в течение шести последних лет. Он был странным. Я знала, что он проблемный подросток и хулиган, который может написать какую-нибудь гадость в салоне автобуса, но я и подумать не могла, что он сделает что-то подобное. Когда я начала водить машину и стала сама ездить в школу, я больше с ним не пересекалась.

Теперь я больше не думаю о нем, как о своем соседе. Теперь он человек, который убил моих одноклассников и моего близкого друга. Мне очень грустно, но я не буду молчать. Жертвы школьной стрельбы, в основном, молодые люди – на нас будто ведется охота. Я хочу сказать взрослым, которые реально могут что-то предпринять, что винтовка AR-15 чаще всего используется в школьной стрельбе. Обычным людям не нужно предоставлять доступ к такому оружию, его следует заблокировать немедленно. Это ужасно, что дети, подростки, мои друзья умирают из-за устаревших законов об оружии.

Я не должна была проходить через все это. Никто не должен».