Бон-Бон, Лиссабон

Вместо того чтобы честно сидеть за партой в разгар учебного года, лягушка-путешественница Лена Немец отправилась в Португалию! Оно, конечно, нехорошо – но втихомолку грызем ручку и завидуем.

Попав в Лиссабон уже вечером, мы с подругой первым делом отправились гулять по набережной реки Тежу от памятника первооткрывателям в сторону океана. Набережная оказалась совсем не туристическим местом, главные обитатели ее рыбаки, а вовсе не торговцы сувенирами. Обожаю! Потому что так ничто не портит романтическую атмосферу места.

Дошли до прекрасной Беленской башни, одного из немногих лиссабонских строений, переживших катастрофическое землетрясение 1755 года, и долго-долго смотрели на закат.

Белен в португальском произношении Вифлеем, что символично, ведь именно это место колыбель будущей португальской империи. Можно в красках представить себе, как когда-то отсюда отчаливали корабли Васко да Гамы и других великих мореплавателей.

Мануэлино, мирадоруш и азулежу

Эти три слова придется выучить, поскольку они встречаются в Лиссабоне постоянно. Мануэлино это архитектурный стиль, португальский вариант Ренессанса, названный по имени короля Мануэля I Счастливого (1495-1521). Представь себе человека, европейца, который впервые увидел неизвестные ему страны, полные чудес! Что бы он запечатлел в своих рисунках? Его впечатления словно отразились в архитектуре зданий: вырезанные из камня перевитые канаты, водоросли, ракушки, компасы, узлы, цветы и травы

Пожалуй, лучший образец мануэлино в Лиссабоне это дворик монастыря Жеронимуш.

Мирадоруш это обзорные площадки-террасы, разбросанные по всему городу. Лиссабон, как и Рим, стоит на семи холмах и использует их для того, чтобы показать свою красоту гостям. На некоторых площадках полно туристов, но есть и такие, куда приходят в основном местные жители: общаться, гулять с детьми, неторопливо пить кофе мы, конечно, обитали в основном там.

Третье загадочное слово азулежу знаменитые португальские изразцы, обычно расписанные синей краской по белой керамической основе, но встречаются и другие цвета. Мне они сильно напомнили русскую гжель, однако оказались куда разнообразнее по форме и рисунку.

Азулежу можно встретить повсюду: ими облицовывают фасады домов, украшают стены кофеен, их мотив виден в посуде и сувенирах, и даже гигантская панорама Лиссабона сложена из таких изразцов.

Имей в виду: сувенирная плитка с сине-белой росписью отличный подарок из Португалии.

Застывшее время

На отчаянно тарахтящем желтом историческом трамвайчике №28 добираемся до Альфамы старого мавританского района, чудом уцелевшего после землетрясения 1755 года, когда почти весь Лиссабон был разрушен. Альфама уцелела, и теперь это одно из самых прекрасных мест для прогулки, особенно если не пугают крутые подъемы и спуски. Венчает Альфаму крепость Сан-Жоржи бывшая резиденция португальских королей. Мы с подругой полгода занимались пилатесом поэтому храбро карабкаемся по склону. В награду получаем подарок тихие узкие улочки с живописно развешанным бельем, многочисленные азулежу на стенах и чудесный вид на Лиссабон сверху.

Навожу бинокль на набережную длинный бетонный бассейн с несколькими трубами. Оказывается, там находится самый старый источник питьевой воды, который раньше бил прямо из городской стены. Чтобы избежать ссор между разными слоями населения, людям было предписано пользоваться отдельными кранами рабы, матросы, домохозяйки, купцы У каждого была своя очередь.

Modern talking

В районе площади Коммерции на расчерченных, как под линейку, современных улицах расположились магазины модных марок и дорогие рыбные рестораны. Последние аттракцион даже для тех, кто (как мы, например) не собирается там обедать: в витрине, в большом аквариуме, шевелят усами и клешнями огромные омары и крабы, на горках колотого льда лежат королевские креветки.

Наглядевшись на живность, желаем ей силы духа и едем в район Парка Наций. Тут, у самой кромки моря, стекло и бетон офисные башни и торговые центры, а также чудесный огромный океанариум. Зависаем там надолго, наблюдая за стремительными акулами, ленивой круглой рыбой-луной и ловкой морской выдрой, охотящейся на морских ежей. Изрядно проголодавшись, мы двигаем в район Байша, куда можно попасть на фуникулере или более прозаично на метро (наш вариант); это царство ресторанчиков, кондитерских, магазинчиков и клубов. Здесь по вечерам играют фаду португальский городской романс, исполняемый на двенадцатиструнной гитаре. В фаду обычно говорится о беззаветной любви, разлуке и одиночестве. Грустно, но красиво.

живут студенты весело

На площади Россиу мы наткнулись на необычное зрелище толпа молодых людей и девушек, наряженных кто в мантии и шапочки, кто в римские тоги и шлемы, носили транспаранты, скандировали кричалки, разрисовывали друг другу лица, купались в фонтане. Оказалось, что это новые первокурсники разных лиссабонских вузов празднуют начало нового года и каждый факультет старается перещеголять других. А потом мы узнали, что в Коимбре, одном из старейших городов Португалии, студенческие обычаи просто драконовские!

У студентов-юристов принято отвести свежего выпускника, облаченного в традиционную мантию, в самое старое место университета. Если это парень то его сопровождают только парни, а если девушка то девушки. И там друзья начинают рвать на мелкие кусочки всю (всю!) одежду выпускника. Одежду нужно порвать до нитки.

Суть ритуала в том, что, покидая университет, человек как бы рождается заново, выходит в новый мир. Нет, нет! Не хочу учиться в Коимбре!