Что почитать: публикуем главу из книги «Файолеана. Дверь времени»

«Дверь времени» Марии Голиковой – первая книга цикла повестей о волшебной Файолеане. Удивительный мир, в котором героям предстоит бороться со злом и, конечно, найти себя.

Пушистые снежные хлопья медленно падали за окном под мечтательным взглядом Эльты, которая уже почти собралась в школу, но остановилась, засмотревшись на снег. Если долго смотреть на него, начинало казаться, что не снег опускается вниз, а дом и весь город летят куда-то вверх, вверх, сквозь густое снежное облако…

– Эльта! – позвала мать. – Хватит высматривать Кауса, опоздаешь!

– Я не высматриваю, – пробурчала Эльта, немножко кривя душой: несмотря на то что ей уже исполнилось одиннадцать зим, в душе она все еще верила в сказки. Она надела сапоги, шапку и шубу, завязала вокруг шеи толстый красный шарф, сгребла с тумбочки сумку и вышла на улицу.

Город под снегом выглядел волшебно. На крыльце Эльта остановилась и, поскольку поблизости никого не было, высунула язык, как в детстве, пытаясь поймать снежинку на его кончик.

– Кауса дразнишь? – раздался насмешливый голос.

– А, привет, Яник, – отозвалась она, скрывая досаду.

Яник подбежал и остановился, запыхавшись. Его лицо было усыпано веснушками, а из-под вязаной шапки выбивались светлые вихры. Яник жил неподалеку, на соседней улице, они с Эльтой дружили чуть ли не с младенчества.

– Необычный сегодня день, – заметила Эльта.

– Почему?

– Все вспоминают про Кауса, как будто сговорились.

Яник фыркнул:

– Тоже мне, диво нашла. Зима началась – вот и вспоминают.

– А мне иногда кажется, что он существует…

– Ага. Сейчас приедет, прямо сюда, – иронически протянул Яник, но посмотрел на небо и украдкой мечтательно вздохнул.

На уроках Эльта слушала учителя невнимательно, то и дело поглядывая в окно. Как все дети в Гайстуне, она хорошо знала, что, когда идет такой густой снег и в тучах нет ни единого просвета, по облачным горам на белом коне ездит Каус, Облачный Всадник, в красном костюме и развевающемся плаще. На его поясе висит волшебный рог. Каус служит королеве Острова, а Остров находится далеко-далеко за морем, куда…

– Эльта, вы слышали мой вопрос? – Строгий голос учителя раздался над самым ухом. – Сколько будет тридцать пять плюс семнадцать?

Эльта задумалась на минутку.

– Пятьдесят три.

В классе хихикнули. Учитель нахмурился:

– Нет, Эльта. Пятьдесят два. Вы очень невнимательны. Смотреть нужно на доску, а не в окно.

– Она там Кауса высматривает! – бросил кто-то и замахал руками, изображая крылья.

Пока учитель подробно объяснял Эльте, как нужно относиться к учебе, сосед Эльты спереди, оказавшийся как раз за спиной учителя, корчил рожи соседу сзади, пользуясь тем, что тот не может ответить. Но едва учитель отвернулся, через плечо Эльты пролетел бумажный голубь и приземлился на тетрадь начинающего клоуна.

Тот развернул листок, обернулся и показал кулак начинающему журналисту. Тут прозвенел звонок, и оба полезли в драку. Эльта фыркнула на них и пошла домой.

«В Кауса никто не верит, но все о нем говорят! Да и откуда бы о нем все знали, если бы его не существовало?!»

На повороте ее нагнал Яник.

– Ты что, подождать меня не могла?

– Я думала, ты останешься играть. А мне сегодня некогда.

Яник досадливо поморщился:

– Да забудь ты про эту математику! Давай лучше сходим к башне. Там сегодня зажгут огонь в честь начала зимы! Вот здорово будет!

– Сейчас пойдем?

– Конечно! Что ты, десяток примеров за вечер не решишь?

– Там не десять, а двадцать примеров.

– Ну двадцать, какая разница!

– А еще надо стихотворение выучить и три страницы из истории переписать.

– Если ты такая зубрила, я с тобой не играю. – Яник ускорил шаг.

Эльта нерешительно посмотрела ему вслед – и пустилась вдогонку.

Город Гайстун стоял на горе. В нем было три уровня,три особых мирка, внутри которых текла своя самостоятельная жизнь.

Верхний город с белой сторожевой башней, площадью, ратушей и богатыми усадьбами занимал вершину горы. Средний город, полукольцом охватывавший склон,смотрелся скромнее, здесь жили состоятельные люди почтенных профессий – хозяева лавок и мастерских, аптекари, чиновники. К Среднему городу относились и кварталы возле дороги, ведущей к главным воротам Гайстуна.

А внизу, у подножия горы, вдали от широких улиц, располагались бедные, грязные районы, населенные рабочими и прислугой.Родители Эльты жили в Среднем городе, ближе к Верхнему, чем очень гордились. А в Нижнем Эльта почти не бывала – родители запрещали туда ходить, да она и сама не хотела: считалось, что тамошние ребята не любили «высоких» и не упустили бы случая посмеяться, а то и поколотить. Да и делать там было нечего.

Сейчас Эльта с Яником направились наверх, к старинной сторожевой башне, откуда открывался прекрасный вид на Гайстун и окрестности. До самой башни, как обычно, не добрались и остановились у подножия крутой лестницы.

– Красотища какая! – восхитился Яник.

– Еще бы, – согласилась Эльта.

Небо почти прояснилось, снеговая туча уходила на восток. Гайстун сверху казался совсем игрушечным со своими покрытыми снегом черепичными крышами, аккуратными узкими улицами и лестницами, сбегавшими вниз, к городским воротам. От ворот тянулась дорога к порту и маяку. А дальше, насколько хватало глаз, простиралось бескрайнее море.

Яник взглядом знатока окинул башню и прищурился,высматривая, что происходит на верхней площадке.

– Раут не наврал! Сегодня и вправду зажгут огонь. Вот здорово!

А Эльта тем временем глядела на снеговую тучу, накрывшую мглой восточные земли и скалистый берег за портом. Вдруг Эльта ахнула и замерла.

– Яник! Яник, посмотри!!!

Яник удивленно обернулся и впился глазами в небо.

Над снеговым облаком что-то двигалось. Вскоре оба разглядели, что это всадник в алой одежде, который каким-то странным зигзагом спускался вниз прямо по облакам. Он ненадолго скрылся из виду, но, к изумлению Яника и Эльты, тут же снова появился из тучи и, словно по невидимой дорожке, проскакал по воздуху над предместьями и опустился на одну из улиц Нижнего города, в самой его глубине, на окраине.

– Каус! – выдохнули оба. – Бежим!!!

Дети помчались с горы вниз, совершенно забыв о том, что в Нижний город ходить нельзя. Лестницы, дороги, лестницы, продавец пирожков, на которого они едва не налетели, какой-то почтенный господин, которого они едва не сбили с ног, экипажи, от которых приходилось увертываться в самый последний момент, людные тесные улицы, поворот налево, поворот направо, лестница, уже не каменная, а деревянная, еще несколько улочек и небольшая площадь, которая наконец вынудила их остановиться, – они раньше не бывали здесь, а сюда выходили несколько улиц.

Эльта и Яник не сразу перевели дух. Яник поправилсбившуюся шапку и заметил философски:

– Если нам суждено увидеть Кауса, он от нас никуда не денется.

– А как мы его разыщем? Я совсем не знаю Нижний город!

– Я тоже. Но я примерно помню, куда он спустился.

Они повернули налево и пошли по незнакомым улицам, держась за руки. Эльта с тревогой поглядывала по сторонам, вспоминая страшные рассказы взрослых, но ничего опасного не заметила. Улицы действительно оказались бедными, и люди были одеты хуже, чем она привыкла видеть, – но и только. Никто не обращал на них внимания.

Они с Яником дошли до того места, куда, по их предположениям, спустился Каус, – но не обнаружили там ровным счетом ничего примечательного, даже никаких необычных следов не нашли. Заглянули на соседние улочки, вздохнули и пошли назад в гору. Обратная дорога показалась вдвое длиннее. Добравшись до своей улицы, Яник сразу попрощался с Эльтой и поспешил домой, чтобы не опоздать к обеду. А Эльта залюбовалась витриной лавки кондитера Людвика. В ней красовался великолепный торт с разноцветным кремом и вишнями в окружении всевозможных печенийи пирожных. Над всей этой роскошью, сладко поблескивая, висели золотистые леденцы в виде звезд.

И вдруг, к изумлению Эльты, из лавки вышел Каус! Вышел и остановился на крыльце. Выглядел он именнотак, как она его себе представляла: красный костюм, такой красивый, что с ним не смогли бы сравниться самые лучшие наряды гайстунской знати, длинный плащ, изящные сапоги, а на поясе – рог и расшитый золотом кошель. Алая шапочка, изящно сдвинутая набок, красивое молодое лицо, карие глаза…Эльта потеряла дар речи и остановилась, разглядывая Кауса. Он заметил ее и улыбнулся:

– Привет! Прогуливаешь уроки?

Эльта смутилась.

– Нет, у нас уроки уже закончились.

– А я бы прогулял кое-что, если бы мог.

– Что? – сочувственно спросила Эльта. Каус покачал головой, сунул руку в карман и протянул ей пряник:

– Держи. Он будет повкуснее, чем тут. – И Каус неодобрительно покосился на кондитерскую лавку.

– Спасибо! – проговорила Эльта, надеясь, что Каус все-таки что-нибудь ей расскажет.
Но тот уныло пожелал:

– Веселых тебе праздников, дитя мое! – Он зашагал прочь и скрылся за поворотом.

«Какой он странный, оказывается! – подумала Эльта. – Похоже, у него неприятности…»