Что почитать: публикуем отрывок из книги «Волшебные неудачники»

Редакция «Вилли Винки» издательства АСТ в сентябре отмечает свой день рождения! А все знают, что лучший способ отметить день рождения – сделать приятное другим. Поэтому команда дарит всем нам отрывок из новой книжки! Ура! :)

Из вступления к книге

Для разных людей волшебство может означать совершенно разные вещи. Для одних волшебство – это вытащить кролика из цилиндра или распилить человека напополам, а затем (хотелось бы надеяться) снова собрать его воедино. Для других же волшебство – это свежий осенний денек или нежное объятье любимого человека. Для меня это может быть историей, игрой, головоломкой или сюрпризом, от которого аж дух захватывает.

Видишь, волшебство умеет принимать любые формы и размеры, цвета и вкусы, запахи и чувства. Оно может даже принять форму книги – возможно, той самой, которую ты держишь сейчас в руках. А может, и нет. Не хочу забегать вперед.

книга Волшебные неудачники
Фото
редакция «Вилли Винки», АСТ

Первая глава

В темноте станционного парка, где-то на задворках города, из плотной занавеси тумана появился незнакомец. Разок оглянувшись назад, он бросился бежать вдоль паутины железнодорожных рельсов.

Вот тут, если ты хоть немного похож на меня, то можешь вздрогнуть, вообразив себе таинственного незнакомца, который выплыл из ночного тумана почти заброшенного станционного парка. Но тебе не следует волноваться. Это был просто тощий парнишка по имени Картер Локк. А если и стоит из-за кого-либо беспокоиться, так это из-за человека неподалеку – мужчины, который бежал за Картером по пятам и кричал:

– Картер! А ну вернись! Не убегай от меня, негодник! Я не собираюсь причинять тебе вреда!

Но это было неправдой. Ведь мужчина еще как собирался навредить бедняге Картеру.

К счастью, мальчик об этом знал. Поэтому он бежал со всех ног, крепко сжимая свою сумку, и напряженно вглядывался в темноту, чтобы понять, какой из поездов на путях чух-чух-чухает прочь из станционного парка. Рев гудка оглушил Картера, и он споткнулся о рельс.

Но тут справа от него раздался знакомый металлический лязг. Это скрипела цепочка проржавевших, но ярких вагонов, набиравшая скорость и разгонявшая дымку. Теперь Картер видел это отчетливо. Перепрыгнув через рельсы, он помчался вперед, пытаясь догнать поезд, набирающий ход. А с дальнего конца станционного парка продолжало приходить все больше, и больше, и больше вагонов.

Красные, синие, зеленые, желтые, фиолетовые, алые, черные, оранжевые и снова алые.

Красочный поезд напомнил Катеру о первом волшебном трюке, который он когда-то увидел: к его лицу приблизилась ласковая рука и вытащила из-за уха красный шелковый платок, к которому был привязан желтый, а к тому, в свою очередь, – синий, к которому был привязан зеленый, и так далее, и так далее, и так далее. Это было одно из немногих воспоминаний, сохранившихся у Картера об отце.

Он непроизвольно коснулся сумки, словно хотел убедиться, что маленькая деревянная коробочка все еще внутри. Она была там. Картер бежал рядом с поездом, провожая взглядом каждый его вагон в поисках ступени, на которую можно было бы примоститься.

Позади него послышался шум осыпающегося гравия, а следом – голос, хриплый и жестокий:

– Картер! Не смей прыгать на этот поезд!

Лязг и скрежет не могли заглушить слов мужчины, который был уже гораздо ближе, – почти что прямо за мальчиком:

– У меня повсюду глаза и уши до самого Тимбукту! Ты никогда не сумеешь сбежать от меня! Слышишь? Никогда!

Картер попытался не думать о том, что случится, если мужчина его все-таки поймает. Вместо этого он сосредоточил все свое внимание на локомотиве. Его тяжелые колеса, отражая свет фонарей, катились по рельсам. Проблема с поездами заключается в том, что они изготовлены из металла, и каждый вагон весит буквально тонну, если не больше. Как только они приходят в движение, то набирают бешеную скорость.

Если бы Картер подошел слишком близко – если бы он споткнулся, – яркий желтый вагон перемахнул бы через него, и мы бы с ним распрощались.

Желтый напомнил Картеру о запертой в клетке птице, которую он однажды видел в окне зоомагазина. Разве птицы не рождены летать свободно? Картер воспринял это как знак – вот вагон, на который он должен взобраться, тот, который увезет его подальше отсюда. Лестница была довольно высоко. Прыжок на разгоняющийся поезд может показаться кому-нибудь невозможным или даже пугающим предприятием. Но Картер проделывал это так много раз, что для него все было настолько же естественно, как вытаскивать монету у кого-нибудь из-за уха или перетасовывать колоду карт всего одной рукой.

Но это было легко и для человека, который преследовал Картера – к нашему большому сожалению. В тот самый момент, когда Картер уже собирался схватиться за лестницу, мужчина вцепился в его сумку и опрокинул мальчика на землю.

– Нет! – воскликнул Картер.

Они оба упали на гравий, прокатившись у самых колес желтого вагона, который стук-стук-стук-стукал прочь по расшатанным рельсам, вторя бешеному сердцебиению Картера. Мальчику даже представлять не хотелось, что случится, если поезд уйдет без него.

Поэтому он не сдавался. Свернувшись клубочком, мальчуган сделал кувырок, нырнул вперед и выдернул сумку из рук преследователя. Как следует оттолкнувшись от рассыпающегося в разные стороны гравия, Картер бросился к последнему вагону уходящего поезда. На задней стенке вагона, рядом с открытой дверью, висела лестница. Ловкие руки Картера схватились за нижнюю перекладину. Сухожилия его напряглись, но пальцы крепко сжимали лестницу. Вскарабкавшись, он подтянул ноги к груди и прижался к задней стенке состава, который все быстрее и быстрее набирал скорость.

Немного отдышавшись, мальчик забрался на верхушку вагона и уселся на крыше. Ветер трепал его волосы. Где-то впереди раздался еще один сигнальный гудок.

Оглянувшись назад, он увидел мужчину, который стоял на коленях у рельсов. Он гневно поднял руки над головой и кричал ему что-то в ночи. Однако мужчина становился все меньше, пока не превратился в точку на горизонте, в скором времени исчезнувшую. Картер помахал на прощание. Счастливо оставаться!

Этому городу. Госпоже Залевски. И мужчине, который его преследовал – хотя, если можно было бы пожелать ему оставаться несчастливо или провалиться в тартарары, Картер сделал бы именно это.

Небо озарилось бесподобным синим цветом – солнце поднялось над горизонтом. А спустя какое-то время знакомое покачивание и металлический лязг поезда успокоили сердце Картера.

Он спустился с крыши и забрался в вагон. Внутри на деревянных поддонах гнездились сотни ящиков. Устроившись рядом с ними, Картер положил под голову свою сумку, как подушку, и уснул, грезя о надежде и жребии, судьбе и приключениях. И еще волшебстве, мысли о котором мимолетом пронеслись у него в голове.