Что почитать: публикуем отрывок из книги «Что, если это мы» Бекки Алберталли и Адама Сильверы

История о том, как одна мимолетная встреча может перевернуть жизни двух людей с ног на голову… История, конечно, о любви :)

Фото №1 - Что почитать: публикуем отрывок из книги «Что, если это мы» Бекки Алберталли и Адама Сильверы

— Хэй! — Джесси, тяжело дыша, вваливается в кадр и снова падает на диван рядом с Итаном. — Думаю, я нашла Хадсона.

— Погоди… Что?

— О боже. Я просто… Артур, ты даже не представляешь, как я собой горжусь! Короче… Ладно. Ты готов?

Я медленно киваю.

— Ты точно в порядке? — Джесси нервно смеется. — Потому что по виду тебя сейчас удар хватит.

— Тебя тоже. — Я делаю паузу. — А ты уверена, что это он? — Это ты мне скажешь. Когда посмотришь на фото. — Там есть фото?!

— Не стоит недооценивать мои навыки интернет-сталкинга.

— Даже не думали, — бурчит Итан.

— Помолчи, а? В общем, меня посетило озарение. Я просто снова прокрутила в голове эту историю с Намратой и вдруг подумала: а почему бы и нет? И пошла искать Хадсона Панини.

— Э-э…

— Нет, ты дослушай. Я открыла твиттер, буквально вбила в поисковую строку «Хадсон панини» — и первым результатом получила аккаунт с логином @HudsonLikeRiver. И тут у меня просто мурашки побежали. Потому что именно это ты и сказал в самом начале, помнишь? Хадсон, как река. — Джесси указывает на меня пальцем и улыбается до ушей. — Как бы там ни было, этот Речной Хадсон сделал запись сегодня в 11:44. Угадай, какого содержания? «Жду не дождусь встречи с панини, лол».

— Та-ак…

— Артур, он собирался заказать панини сегодня, за полчаса до того, как ты наткнулся на него с тарелкой панини! И его зовут Хадсон.

— Но откуда нам знать, что это тот самый Хадсон? Он вообще из Нью-Йорка?

Джесси наклоняется к камере, широко ухмыляясь.

— Я еще не закончила. В общем, я полистала его профиль, и он супермутный, как и вся его писанина. Знаешь, бывают твиты мутные, но прикольные, а эти мутные и какие-то унылые. У него даже на аватарке стоит эмодзи. Так что я уже была готова сдаться, как вдруг подумала: мы ведь часто используем один логин во всех соцсетях, верно? Поэтому я зашла в инстаграм — и бинго! @HudsonLikeRiver, пятнадцать миллионов фоток, выдающиеся брови. И он из Нью-Йорка, Арт.

— Ох. Ре. Неть.

— Зайди к нему сейчас же, ладно? Созвонимся попозже. Джесси завершает вызов, и несколько секунд я просто сижу, оглушенный, и смотрю в стену. Мальчик по имени Хадсон. Из Нью-Йорка. С выдающимися бровями. Который ужасно хотел съесть сегодня панини. Парень-с-коробкой наверняка подписан на него в инстаграме, так? Как минимум они должны были отмечать друг друга на совместных фото. От этой мысли желудок снова совершает кульбит, ну да ладно.

Глубокий вдох для успокоения.

Совладав с эмоциями, я открываю инстаграм и вбиваю @HudsonLikeRiver в поисковую строку.

Один результат.

Сообщение от Джесси: Ну что, это он???

Я даже не могу ей ответить. Потому что да, черт возьми, это он. Хадсон.

Аристократично-голубой от фильтра Clarendon, в надвинутой задом наперед бейсболке. Сплошные селфи, селфи, селфи.

Но успокаиваться рано. Хадсон Робинсон из «Панеры» может не иметь никакого отношения к Хадсону с почтовой наклейки. Это вообще ничего не значит. При беглом просмотре я не нахожу у него в профиле ни одного фото Парня-с-коробкой.

Однако все равно изучаю каждый снимок, начав с самого свежего, на котором — и я сейчас не шучу — запечатлен чертов панини. Дальше идет селфи с какой-то @HarriettThePie. Харриет Пирожок. Мило.

А затем — селфи со знаком мира и хештегом #Время ДвигатьсяДальше.

Двигаться дальше.

Снимок датирован тем же днем, когда я встретил Парня- с-коробкой. Впрочем, это по-прежнему ни о чем не говорит. Люди двигаются дальше множеством способов. Хадсон вполне мог сменить работу. Сделать стрижку. Перейти с тостов на панини.

Но вот комментарии… В частности, один конкретный комментарий:

@HarriettThePie: Ты будешь счастлив и без него, мой дорогой друг. <3

Без него.

Хадсон будет счастлив без него.

Я немедленно делаю скриншот фото и комментария

Харриет и отправляю в групповой чат.

Это он.

Черт. Побери, — отвечает Джесси.

Вау, крутая работа, — поддакивает Итан. Следом приходят три эмодзи-детектива: два белых парня и одна темнокожая девушка. Как будто Итан — самый никудышный онлайн-сталкер в мире — хоть палец приложил к этому открытию.

Но я слишком взбудоражен, чтобы обращать внимание на такие мелочи. Мозг уже разогнался до ста двадцати. Я поудобнее устраиваюсь в кровати с телефоном, готовясь к долгой ревизии.

@HudsonLikeRiver. 694 публикации. 315 подписчиков. 241 подписка. От информации в профиле никакого толка: «Хадси в худи. НЙ, детка». Я снова пролистываю его снимки — да-да, все 694.

Ни на одном нет Парня-с-коробкой — даже на групповых, — и они явно не подписаны друг на друга. Я просматриваю фотографии, на которых его отмечали. Тоже никаких следов парня с почты.

Может, это действительно одно большое совпадение. Просто еще один Хадсон из Нью-Йорка, который встречается с парнями и недавно пережил расставание.

Но это не похоже на совпадение, вот в чем дело.

Вероятно, Хадсон и Парень-с-коробкой стерли все совместные фото и удалили отметки чужих в своих профилях. И, разумеется, демонстративно отфрендили друг друга. Если бы они продолжили нормально общаться, Парню-с-коробкой с самого начала не пришлось бы идти на почту.

Ну как? — интересуется Джесси.

Пока по нулям. Огорченный смайлик.

Я перехожу в профиль Харриет — по-видимому, они с Хадсоном довольно близки. К тому же, если она так рьяно одобряет его намерение #ДвигатьсяДальше, то должна знать и кого он оставил позади.

И… Срань господня. 4000 публикаций. 75 000 подписчиков.

Похоже, подруга Хадсона — настоящая звезда инстаграма. И это… круто, надо признать. На ее странице почти сплошные селфи с драматично выделенными скулами и причудливой подводкой глаз. Я сразу на них залипаю. Не то чтобы меня интересовал макияж, но в ее образах есть что-то театральное. Интересно, если я на нее подпишусь, это будет совсем странно?

Так, сосредоточься, Артур. Ты здесь не за этим.

Я пролистываю галерею к более ранним постам — там, где меньше селфи и больше фоток с друзьями. Множество с Хадсоном, множество с разными девчонками, целая серия с парнем с хипстерской бородкой и макияжем в стиле «единорог». Групповые снимки тоже встречаются. Им я уделяю особое внимание, придирчиво рассматривая каждое лицо на фоне. Стиль Харриет нравится мне настолько, что это почти пугает. Пальцы будто против воли прилипают к экрану и маниакально приближают каждую деталь.

Через некоторое время я добираюсь до марта. Здесь целая серия групповых фото в снегу, позади маячит вывеска «Дуэйн Рида»*. Большинство сделаны в движении — компания упоенно дерется снежками, — но мне удается разглядеть на заднем плане Хадсона. Он смотрит мимо камеры и заливисто хохочет.

Следующий кадр. Та же битва снежками, но объектив сдвинулся правее. Теперь я вижу, что Хадсон смеется вместе с каким-то парнем, но тот размыт до неузнаваемости.

Я переключаюсь на следующий кадр…

И забываю, как дышать.

Потому что это он. Парень-с-коробкой. Ровно по центру, с раскрасневшимися щеками и застенчивой улыбкой. Хадсон хохочет рядом, едва не сложившись пополам.

Срань. Господня.

Я делаю скриншот и кидаю его Итану и Джесси.

Без подписей. Без эмодзи.

Как всегда, Джесси отвечает первой.

Боже, Артур, это он???

И следом, не дожидаясь ответа: Какой красивый! Реально горячий чувак, — добавляет Итан с кучей подмигивающих смайликов.

Знакомьтесь: Итан Джерсон, мой Абсолютно Принимающий Друг Натурал, Который Ведет Себя Как Задница Только Один На Один. Лучше бы отправлялся в эту задницу и сидел там молча.

Я возвращаюсь к снимку Харриет и внимательно изучаю все отметки. На серии с битвой снежками действительно подписаны несколько человек, но среди них — ни Хадсона, ни Парня-с-коробкой. Возможно, они сняли отметки, когда разругались. Я продолжаю листать галерею.

Час проходит за часом. Я упорно увеличиваю каждый групповой снимок — с сегодняшнего дня и до момента создания аккаунта. Затем просматриваю подписчиков Харриет — да, все семьдесят пять тысяч — и перечень ее подписок, который несколько скромнее. Перехожу по ссылкам в профили людей, отмеченных на «снежной серии», и изучаю их подписки тоже.

Ничего.

Больше ни одной фотографии Парня-с-коробкой.

Я до сих пор не знаю, как его зовут.

Возможно, он все-таки был прав, и мироздание — та еще сволочь.

Что мне сейчас нужно, так это шоколад. И я говорю не о какой-нибудь жалкой вафле в жиденьком сиропе, а огромной плитке хардкорного 75-процентного шоколада или на худой конец печеньях с двойной шоколадной глазурью. Классическая дилемма Верхнего Вест-Сайда: когда твое сердце жаждет чего-нибудь из ассортимента Вианн Роше*, но ленивая задница помнит, что на кухне стоит вазочка с леденцами.

Обожженные нервы. Вот как это ощущается. Когда все нужные нити сами легли тебе в руки — только чтобы спустя мгновение утечь сквозь пальцы. И ты совершенно ничего не можешь с этим поделать. Разве что плестись на кухню в совершенном раздрае.

Шкафчики снова забиты кофе — видимо, папа сходил в магазин и пополнил запасы. Причем хорошим, не какой-нибудь присыпкой из «Старбакса». Я нахожу пакет с французским кофе ручной обжарки из Dream & Bean и…

Крохотный тектонический сдвиг в груди: сердце вспоминает первым.

Dream & Bean. Футболка Парня-с-коробкой. Как я мог забыть?

Если бы я был детективом по найму, то сейчас вылетел бы с работы пинком под зад. Это не просто важная деталь — это улика, меняющая ход расследования, и все это время она была у меня под носом. Потому что кто носит футболки с логотипами кофеен?

Сотрудники этих кофеен, вот кто.

Я гуглю адреса ближайших точек с такой скоростью, что опечатываюсь в двух местах. И пожалуйста: один из филиалов Dream & Bean находится в паре кварталов от маминого офиса, прямо между ним и почтой.

Остатки спокойствия улетают в трубу. Что, если, что, если, что, если…

Я обязан его найти. Мне суждено его найти. Сердце колотится как ненормальное, пока я в подробностях воображаю нашу вторую встречу. Я в замедленной съемке распахну двери и зайду в почти пустой кофешоп в медовом ореоле заходящего солнца. Знакомая пара близнецов будет сидеть за столиком в углу, но мы их даже не заметим. Наши глаза будут прикованы друг к другу. «Артур?..» — выдохнет он едва слышно, и его губы Эммы Уотсон задрожат от бури плохо сдерживаемых чувств. Я только кивну — потому что, разумеется, потеряю дар речи. «Я думал, что никогда тебя больше не увижу, — прошепчет он. — Знаешь, я повсюду тебя искал». «И вот наконец нашел», — прошепчу я в ответ. А он, само собой…

Так, ладно, где тут тормоза. Нужно продумать стратегию.

Где купить

Понравилось? Если хочешь прочитать книгу «Что, если это мы» полностью, переходи на сайт bookmate.store и оформи предзаказ :)