Хлоя Морец: «На 99% я самый обычный тинейджер»

В августе экраны вышел новый классный фильм с Хлоей Морец «Если я останусь». И это стало отличным поводом отличный повод поговорить с Хлоей о кино, школе, папарацци, ее будущем и даже о сексе.

Хлоя Грейс Морец всегда с удовольствием встречается с прессой. Несмотря на скромные семнадцать лет, на вопросы она отвечает легко, без оглядки на часто присутствующего при интервью пресс-атташе или кого-то из ее семьи. Мы встретились с юной актрисой в гостинице «Лоуэс», в самом центре Голливуда, где находится знаменитая на весь мир «Аллея славы». В скромном черном платье, перетянутом пояском на талии, Хлоя на первый взгляд напоминала школьницу, принарядившуюся для выхода в театр или на чей-то день рождения. Однако приглядевшись, можно было увидеть повзрослевшую и очень похорошевшую, уверенную в себе девушку.

Фильм, который Хлоя должна была представить на следующий день журналистам, называется «Если я останусь». Он рассказывает о юной виолончелистке, ее семье и едва зародившейся любви. Главной героине картины, которую играет Хлоя, предстоит ответить на довольно сложный вопрос: в чем смысл жизни? В чем же он, российские зрители смогут узнать 28 августа. И мы даем читательницам Elle Girl возможность выиграть билеты на премьеру. Конкурс проводится для жительниц Санк-Петербурга и Москвы. После того, как попытаешь счастье, возвращайся к интревью с Хлоей. У нас к актрисе были очень интересные вопросы...

Хлоя Морец
Фото
Архивы пресс-служб

EG: Хлоя, ты в бизнесе вот уже десять лет, у тебя появляются большие роли, что приносит еще известность и деньги, а также влечет за собой пристальное внимание публики и прессы. Как ты справляешься со всем этим в твоем, совсем еще юном возрасте?
Хлоя: Ты говоришь обо всех этих глупостях, появляющихся в жизни вместе с любимым делом? Я думаю, что это совсем не тот дополнительный багаж, который я хотела бы тащить за собой в процессе карьеры, понимаешь? Если бы это было что-то поразительное, достойное внимания и усилий... Так, мишура и неудобства. Когда ты влюблен в свое дело, как я, слава и все, что с ней связано, – как кандалы на ногах, сковывающие твое движение вперед. Когда мне было пять лет, я наткнулась на то, чему и не знала названия даже, я понятия не имела, что значит быть актрисой, я только чувствовала удовольствие и радость от игры и превращений. Я была счастлива, когда у меня появлялась возможность в это играть. Только к одиннадцати годам я полностью осознала, что это значит – быть актрисой, и влюбилась в эту профессию безумно и страстно (смеется). Это моя первая и главная любовь в жизни... предупреждая твои вопросы о влюбленностях... Я еще не пережила любовь, которая была у Мии, моей героини в фильме «Если я останусь». Я влюблена в мою работу и мою жизнь в ней. Я сто раз говорила маме, что, если бы у меня кто-то отнял возможность быть актрисой, я понятия не имела бы, что делать с моей жизнью.

EG: Как тебе удается избегать папарацци?
Хлоя: Не всегда удается (смеется, показывая мне свой телефон с фотографиями из интернета, где она и юный Бекхэм на пляже в Санта-Монике). Смотри, нащелкали, я их не сразу заметила. Но, по-моему, они охотились не за мной, а за Бруклином Бекхэмом. Я не бываю на вечеринках или каких-то событиях, где точно будут крутиться фотографы, стараюсь избегать таких мест. Я не так часто появляюсь на разных показах мод, чтобы не попасть в объектив и на глаза тех, кто обсудит каждую складку на моей блузке или джинсах. Я первый раз в этом году посетила Бал Иститута костюма в нью-йоркском Метрополитен-музее. Единственное, что ты вообще можешь сделать в такой ситуации, – не подставлять себя под объектив (улыбается), держаться в том проверенном кругу друзей, который сложился давно и может защитить тебя в любой момент. Я по-прежнему дружу с теми же людьми, которых знаю едва ли не с пяти-семи лет. Я сосредоточена на работе, школе и моей семье. Видишь, как просто?

Хлоя Морец
Фото
Архивы пресс-служб

EG: Ты когда-нибудь училась в обычной школе?
Хлоя: Очень мало. С девяти лет я занимаюсь по школьной программе с инструкторами или с мамой дома, ну, чаще всего дом – это трейлер на съемочной площадке (смеется). Но это называется «домашнее обучение». Мне этот вид школы нравится куда больше, чем школа в обычном понимании. Я узнаю больше, я не трачу время на разную ерунду, которая сопутствует всему в школе. Мне вообще не нравится, как построена общественная школьная система в Штатах. Может быть, в частных школах и иначе, но мне не довелось пройти ни одну из них. А вот обычные школы – это ад практически всегда. И даже не потому, что ощущается давление сверстников, возникают разные конфликты и так далее, а потому, что образование там дается очень поверхностное, не сконцентрированное фактически ни на чем. Все по верхам и очень быстро. Мне нравится целенаправленное, специализированное образование. Я знаю, что получаю более глубокие знания по каждому предмету, который требуется для получения школьного диплома. Если или лучше сказать когда у меня будут дети, я ни за что не отдам их в школу. Я найду возможность дать им домашнее образование, это сохранит их физическое, психическое и эмоциональное здоровье. Это мое твердое убеждение. Образование должно быть индивидуальным и выстроенным на основе возможностей и потребностей каждого отдельно взятого ученика. Я много могу говорить об этом (улыбается), твои читатели потеряют интерес к нашему разговору.

EG: Ну, еще немножко о твоих собственных планах на дальнейшее образование. После получения школьного диплома, что ты собираешься изучать дальше, если собираешься, конечно?
Хлоя: Хмммм... (Хлоя задумывается на несколько секунд, накручивая на палец локон свободно падающих на плечи волос). Ты знаешь, я еще ни разу не испытала съемочную площадку без школы, то есть на мне всегда грузом висит эта обязанность – идти в трейлер во время перерыва и делать либо домашние задания, либо общаться по «Скайпу» с инструктором по новым темам. Я должна каждый день зарегистрировать минимум четыре часа школьного времени. Мне бы хотелось отдохнуть от школы немного, пару лет хотя бы, получить полное удовольствие от работы и общения со съемочной группой, коллегами и продюсерами на их, «взрослом» уровне – много нового и интересного можно от них узнать, было бы время на разговоры! Пока я для них ребенок, подросток (смеется). Потом я хотела бы поступить в университет Нью-Йорка или, может быть, даже в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, чтобы изучать профессию оператора, а также структуру кинобизнеса. Мне очень интересна производственная часть процесса работы над фильмом.

EG: Довольно неожиданно. Я могла бы предположить, что ты заинтересовалась бы, скажем, режиссурой, как многие актеры и даже кинооператоры, а у тебя совсем другой подход...
Хлоя: Как любой увлеченный творчеством человек я просто в восторге от творческого процесса, не пойми меня неправильно. Я обожаю творческий аспект создания кинофильма наравне с деловым и производственным процессами. Я люблю на площадке абсолютно все! Мне нравится наблюдать за оператором и его командой, за сценаристами, когда они бывают на съемках и обсуждают что-то с режиссером и продюсером. Я люблю фотографировать. Может быть, поэтому мне интересна работа кинооператора. Я бы хотела снять пару фильмов как оператор. Возможно, когда-нибудь подумаю и о режиссуре. Я столько всего хотела бы сделать! Хватило бы времени на все (смеется). Вот недавно участвовала в театральной постановке и влюбилась в театр. Теперь я хочу знать о театре все-все. Я просто впитываю в себя все, что связано с искусством, это почва, которая дает мне пищу для роста – профессионального и личного.

EG: Поразительно! И это говорит подросток! А как же дела подростковые, веселые? Если ты так серьезна в семнадцать лет, то что же будет дальше? (Хлоя хохочет, закинув голову и забираясь в белое кожаное кресло с ногами, сбросив босоножки на шпильках.)
Хлоя: Нет-нет, я не забываю про то, что я еще отношусь к подростковому периоду жизни и стараюсь использовать это короткое время в радость и удовольствие, а не только для работы. Я не прочь поиграть в видеоигры с моими братьями. Ты знаешь, я могу сколько угодно притворяться суперумной и важной, но гарантирую тебе – на девяносто девять процентов я все-таки самый обычный тинейджер! Люблю скейтборд, например, ну, ты сама видела, по этим фотографиям с Бруклином можно судить, да? Мой скейтборд всегда со мной на площадке, я не упускаю возможности прокатиться. Люблю бывать на концертах с моими братьями и друзьями – я люблю разную музыку, давай не будем перечислять, ладно? Замучаем твоих читателей. Вот завтра, например, мы с мамой идем на концерт Бруно Марса, мама его очень любит и я тоже. Мне нравится все, что отвечает моему настроению. Возьми любого современного певца, певицу или группу – я обязательно найду там что-то соответствующее и любимое на какой-то период. Я не могу сказать, что у меня уже сформировался конкретный музыкальный вкус (хитро улыбается, предвосхищая все мои вопросы), может быть, однажды, со временем... Пока мне нравится все, включая и классическую музыку, особенно виолончель! (Героиня Хлои как раз играет на виолончели, поэтому актриса хитровато подмигивает мне, перенаправляя разговор к фильму, ради которого это интервью и затеяно, но меня не так легко сбить.)

Хлоя Морец
Фото
Архивы пресс-служб

EG: Очень хорошо, а вот что касается увлечения модной одеждой в этом возрасте. Тебя, надеюсь, это не миновало? Есть ли какие-то предпочтения в стиле, трендах, брендах?
Хлоя: Вот, поверишь ли, но у меня нет ни предпочтений, ни какого-то особенного стиля. Я в этом отношении совершенно неинтересный объект, скучный даже, я бы сказала. Для всяких событий и выходов мне не нужно напрягаться – за меня все продумывает стилист, который выбирает платья, украшения, обувь и аксессуары. Я могу не соглашаться, конечно, но обычно им удается меня убедить. Мне нравится носить рваные джинсы и заношенные футболки с дурацкими надписями (смеется). Что это, если не типично подростковое отношение к одежде? По-моему, причина моего нежелания особенно наряжаться заключается как раз в том, что по роду деятельности наряжаться мне приходится очень часто. Мои волосы должны быть уложены, на лице – косметика, на ногах – неудобные туфли... Все это как раз вызывает потребность в простоте, удобстве и легкости в повседневной жизни. Дома я обычно ношу простые спортивные штаны, свободные, легкие, не стесняющие движений, старые джинсы, футболки, кроссовки или кеды. Я практически не использую косметику, если в этом нет необходимости, разве что чуть-чуть бальзама для губ и туши на ресницах, если не забываю (смеется). За волосами, конечно, ухаживаю – тут никуда не денешься. Но в основном в свободное от работы время я предпочитаю легкий и удобный стиль абсолютного отсутствия стиля. Что же касается брендов, то я не могу сказать, что отдаю предпочтение какому-то одному имени, покупаю то, что мне удобно, в зависимости от того, где я нахожусь. Специально по бутикам в поисках чего-то особенного я не езжу. Ну, единственное предпочтение, пожалуй, натуральные ткани, вот и все.

EG: Скажи, а если вдруг кто-то спросит тебя: как стать актрисой, отыскать путь в актерскую профессию, кинобизнес? Что ты ответишь?
Хлоя: Я вижу это так: сначала хорошо бы понять, что ты хочешь на самом деле. Почему ты хочешь стать актрисой, что для тебя важно? Любишь ли ты эту профессию до самозабвения, самопожертвования или тебе просто хочется известности и денег. Если ты мечтаешь о славе, красивых нарядах, выходах на красные дорожки, больших заработках, домах, машинах и так далее, я бы посоветовала тебе хорошенько подумать, стоит ли это того. Я скажу тебе, что без любви к профессии все это можно получить, но этот бизнес жесток и беспощаден к тем, кто ищет только удовольствия, он тебя переварит и выплюнет, и ты останешься с разбитым сердцем. Хорошо зарабатывать можно и в других профессиях и славу найти тоже. В кинобизнесе ты сможешь удержаться и преуспеть, только если ты действительно влюблен в свое дело. Я скажу так, как однажды мне сказал Стивен Содерберг: «Я могу дать тебе только один совет: выбирай такой проект для работы, который бы ты хотела сделать даже бесплатно». То же самое можно сказать и тому, кто меня спросит: «Если ты согласен работать даже без оплаты, главное – что у тебя есть роль, о которой ты мог только мечтать, тогда это твое! Если нет, то найди себе другую профессию. Можно стать кинозвездой в процессе, но если только это твоя цель, то я тебе могу посочувствовать –
бизнес тебя перемелет и оставит опустошенным».

Кадр из фильма с Хлоей «Если я останусь»
Фото
Архивы пресс-служб

EG: Звучит очень сурово, но справедливо, если вспомнить, как закончили некоторые юные и многообещающие таланты...
Хлоя: Знаешь, мне, я думаю, повезло еще в том, что у меня изумительная семья. Моя мама всегда со мной, мои братья. Тревор – мой инструктор по актерскому мастерству, он везде ездит со мной, помогает общаться с прессой и пиарщиками. Моя семья – люди очень приземленные и спокойные. Для нас самое главное – наша любовь друг к другу и хорошие отношения. Мама меня поддерживала с самого начала моей карьеры, я всегда о ней говорю, в каждом интервью для каждого журнала. Мама –
это моя опора во всем. Особенно в том, что касается профессиональной этики. Она научила меня уважать и ценить труд людей вокруг меня – когда мне было семь лет и я хотела, чтобы все было по-моему. Мама никогда меня не ругала и не заставляла делать что-то, она всегда объясняла и убеждала, и я в итоге сама приходила к выводу, что мои капризы могут привести к срыву съемки и простою большой группы людей, которые лишатся зарплаты. Мама объясняла мне мою ответственность и зависимость от тех, с кем я работаю. Я думаю, что придет время, когда мне понадобятся и другие советы (улыбается), и я уверена, что именно мама найдет самый лучший для меня.

EG: Кстати, именно об этом времени я хотела спросить тебя. Твоя героиня в фильме довольно рано узнает взрослую сторону отношений между мужчиной и женщиной, и с экрана мы наблюдаем за развитием этой близости... Что ты думаешь об этом?
Хлоя: Ты знаешь, я восхищена реалистичным подходом режиссера Р. Дж. Катлера к фильму, к истории, которую он рассказывает. Иногда подростки совершают глупейшие вещи, они экспериментируют с алкоголем, музыкой, поведением. Но бывают ситуации, когда ты чувствуешь неизбежность происходящего и знаешь, что иначе быть не может. Каждый делает выбор, основываясь на собственной индивидуальности. Кто-то готов к большей интимности в шестнадцать лет, а кто-то – нет. Необходимо помнить, что ты делаешь это для себя, а не потому, что кто-то на тебя оказывает влияние. Мы должны понимать, что решения в жизни, даже если ты еще подросток, следует принимать, задаваясь вопросом: «Буду ли я жалеть об этом потом?» Я лично ничего не сделала в жизни, о чем могла бы пожалеть.

Кадр из фильма с Хлоей «Если я останусь»
Фото
Архивы пресс-служб

EG: Что бы ты посоветовала тем, кто испытывает на себе давление сверстников и пробует секс слишком рано?
Хлоя: Переступать черту в интимных отношениях нужно лишь тогда, когда ты абсолютно уверен в своих чувствах, а не потому, что твои гормоны зашкаливают за все возможные границы. Многие считают, что, начиная с четырнадцати лет, мы испытываем то, что часто называется любовью с первого взгляда. Я бы назвала это не любовью, а похотью с первого взгляда. Не удивляйся, может быть, это немного грубое слово, но именно оно отражает неосознанное физическое влечение, вызываемое бушующими в наших телах гормонами. В это время хорошо бы иметь под рукой понимающих родителей или кого-то из старших друзей или родственников, кому ты абсолютно доверяешь. В это время влечение легко спутать с любовью. И об этом можно потом пожалеть, особенно если ты считала парня тем самым единственным и неповторимым, а он лишь использовал тебя, потому что все парни только об этом и говорят. Я бы сказала, подожди, не поддавайся гормонам, найди для них выход в чем-то другом: в спорте, танцах, хобби. Время для секса придет тогда, когда ты будешь к нему готова.

EG: А у тебя есть хобби? Что ты любишь делать, когда не работаешь?
Хлоя: Я люблю видеоигры. Можешь назвать это увлечение своего рода хобби, правда? Мне нравится фотографировать. У меня есть камеры, с которыми мне нравится играть, выбирать правильную композицию, находить интересный свет. Ну и телефон, конечно, всегда под рукой. Мне хочется научиться играть на гитаре, но пока плохо получается, это оказалось ужасно трудно и больно. Говорят, что пальцы сотрутся до крови, пока научишься (смеется), может быть, попробую потом, когда стану постарше и кожа на пальцах станет потолще. Моя работа дает мне столько новых и интересных знаний и навыков, что как-то не было потребности пока в серьезных хобби.

EG: Ты много снималась в прошлом году, какие планы на будущий?
Хлоя: Сниматься еще больше (смеется). Я люблю работать. Это будет мой последний год в школе, так что рабочая нагрузка будет приличной. Надеюсь, что за этот год у меня будет достаточно предложений, чтобы заполнить следующий. Я не планирую отдыхать или расслабляться долго. Но школу надо закончить, это приоритет в будущем рабочем году.