Интервью с Катей Клэп

Катя Клэп – настоящий феномен. Сама себя красит, сама играет, сама себя снимает и даже монтирует! Да что там мелочиться, - Катя сама себя сделала! За четыре года работы видеоблогером Клэп сколотила миллионную армию почитателей. Дошло до того, что всемогущий YouTube платит Кате за каждый просмотр.

На самом деле ее зовут Екатерина Трофимова. Но если ты озвучишь это имя в разговоре с подружкой, жди перекошенного лица: «Это кто?». Зато при слове «Катя Клэп» все вокруг оживятся. Как девушка из Алтуфьево «дошла до жизни такой» узнаем прямо сейчас. К слову, до студии, где снималась обложка Elle Girl, Катя добралась по-скромному, на метро.

Тебя в метро узнают?

Да, причем довольно часто. Даже когда не накрашена, в пуховике или одета как мальчик. Некоторые сразу хватаются за телефон и просят сфотографироваться. Некоторые вначале проходят и смотрят. Постоят немного в стороне, но я их сразу вычисляю: «Ага, узнали». Подходят обычно на следующей станции. Наверное, заговорить сразу стесняются. Думают, что я могу ответить грубо или послать.

Ты родилась в Москве. Про нас, москвичей, говорят, что мы очень ленивые. Нам ничего не нужно, мама с папой под боком. Какой была твоя мотивация? Для чего тебе нужен блог?

Ой, это достаточно глубокий вопрос. В школе делать было нечего. У меня было очень много разных интересов. Но такого, который бы отличал от всех остальных, не было. Мне нравилось рисовать, нравилось краситься, снимать ролики, любила фотографировать. Но больше всего я обожала интернет. Как-то сидела, зависала в ютюбе и набрела на западные блоги. Те, в которых люди рассказывают о себе что-то реально забавное. Подумала: «Хм… Мне нравится говорить, краситься и снимать. Почему бы не попробовать? Ведь тут все в одном!»

И тут оно поперло?

Нет, поперло вообще не сразу! К решению снять первое видео я шла лет пять. Казалось, что не чего-то не хватает. А с момента дебютной съемки до сегодняшнего дня уже прошло четыре года. Так что сами считайте, какая я скромница. Ну, или тормоз. 

Это, конечно, мое субъективное мнение, но тебе не обидно, что твои ролики смешней и талантливее Роминых, но просмотров у них меньше?

Все зависит от того, что человек хочет получить на выходе. Для меня всегда было важно, чтобы ко мне относились, как к человеку, которого знают и кому доверяют. За количеством я никогда не гналась. И даже сейчас, когда у меня есть полтора миллиона подписчиков, я не парюсь. Знаю, что многие блогеры отмечают каждую сотню тысяч просмотров. Но когда ко мне подходит человек на улицы и просто говорит: «Катя, ты мне поднимаешь настроение!», это реальное счастье.

Говорят, получить популярность в сети можно гораздо быстрее, если у тебя отрицательный образ: если сеешь негатив, всех оскорбляешь. Почему ты не пошла по этому пути?

Тут я стопроцентный философ. Я верю: если делаешь только добро, рано или поздно найдется человек, который оценит именно это. Пусть даже это будет только один человек. Прошлое – коварная штука. Каким бы положительным ты не стал, если ты делал что-то плохое и стал публичной персоной, люди обязательно это отыщут. Поэтому прошлое должно быть максимально чистым. Обидно, когда твой кумир неожиданно делает, что такое, от чего тебе самой стыдно. Например, я обожала Бритни Спирс. Но когда у нее началась черная полоса и девушка слетела с катушек, мне было не по себе. Ты пытаешься оправдать человека, но в итоге просто разочаровываешься. Я не хочу, чтобы люди, которым я нравлюсь, однажды сказали: «Катя Клэп – фальшивка». Разочарование – это очень тяжелое чувство.

А у тебя вообще много хейтеров?

Сложно ответить. Я почти что не читаю комментарии. Раньше было больше. Я не могу сказать, что меня они сильно задевают. Иногда переживаю за конструктивную критику. Когда человек напишет: «Ты накосячила!» и точно укажет момент. Думаешь: «Блин, заметил! А ведь я знала и не исправила!». Гораздо больше расстраивали комменты, которые я получала в реальной жизни. Причем от тех, кому доверяла. Например, от преподавателей. В лицо говорили такое, что могло вызвать слезы. Меня фиг прошибешь, я закаленная интернетом, но вот девчонки, которые учились со мной на всяких разных курсах, реально рыдали. К сожалению, у некоторых преподавателей главный талант – умение отбить у тебя желание заниматься любимым делом. Когда мне говорили: «Катя, это реальное «гэ», но мы не можем объяснить что конкретно нас бесит», я просто уходила от таких учителей. Не люблю негатив.

У тебя есть парень?

На данный момент нет.

Ребята обычно боятся девушек с чувством юмора…

Мне кажется, все зависит от отношений. Есть парочки, которые ржут постоянно. Есть пары серьезные и есть просто те, кто друг друга дополняет. С моими парнями всегда было весело. С любым из них я находила общий язык и никогда не конфликтовала. К тому же парни – это отличный материал для ведения блога. Я столько раз использовала личный опыт, когда писала ролики. За мальчиками очень интересно наблюдать. Помню, в школе появляется какой-нибудь новенький, пытается строить из себя мачо, а потом вдруг раз и такая няшка. И ты думаешь: «Ну зачем? Ну это же не твое! Ты же весь такой котик и мимими». Это правда забавно.

В шоубизнесе принято выстраивать образ успеха: все говорят про гламурную жизнь и богатства, даже сидя в съемной однушке на фоне фотообоев с кокосами. У тебя сложился образ девочки из народа. Не мешает?

Но я правда из самой обыкновенной семьи. Я не пришла из низов, но и назвать меня элитной девочкой сложно. Мама всю жизнь проработала в детском саду. Потом у нас возникли проблемы с деньгами и она поменяла профессию. Сейчас работает дизайнером интерьеров. Папа занимается машинами. Он у меня механик, дальнобойщик. Обыкновенный средний класс.

Значит теперь ты самая богатая в семье?

Совсем нет. Когда я начинала, на YouTube вообще не было партнерской системы. То есть когда руководство сервиса видит, что тебя смотрит много людей и начинает тебе за это платить. Сейчас все помешались на деньгах! Чуть ли не бизнес-планы рисуют: сегодня я сниму скандальное видео, через месяц у меня будет сто тысяч просмотров и пойду подписывать контракт… Когда мне сказали по поводу денег, у меня уже было по сто тысяч просмотров в сети. И на секундочку, понадобилось полтора года, чтобы этого достичь. Я получила письмо и долго размышляла. Боялась ответственности. Одно дело, когда снимаешь что-то для себя, - устала, сделала перерыв. А тут ведь работа, реальные ожидания от людей. И все-таки согласилась. Помню, что с марта по август я вкалывала как лошадь, снимала по шесть видео в месяц. А на выходе получила то ли шесть, то ли одиннадцать тысяч рублей. У меня был шок!

Из-за того, что так мало?

Нееет! Ты что! Мне казалось, что это невероятная сумма! Помню, несла зарплату в кошельке и думала: «Щас отнимут!» Пришла домой, похвастаться родителям. Мама улыбнулась и сказала: «Давай в рамку поставим. На память!»

А как сейчас с зарплатами?

Сейчас, конечно, по-другому. Но и условия изменились. Возникла ответственность за свою семью. Мне уже двадцать и я должна уметь отдавать: помогать родителям и не сидеть у них на шее. Я рада, что сейчас могу возить свою маму по миру и показывать ей те страны, о которых она даже мечтать не могла. Недавно ездили во Францию и Чехию. Я очень благодарна родителям за поддержку и теперь мне приятно делать им что-то хорошее.