Как церковь в Техасе помогает тем, кто совершил каминг-аут?

Еще больше объятий.

Радужные флаги, костюмы и специальные платформы – это то, что мы ожидаем увидеть на гей-параде. А как насчет церковного пастора, который всех обнимает? Местные жители Остина, штат Техас, были удивлены не меньше нашего, когда увидели на гей-параде самого известного христианского пастора и общину новой церкви Остина, которые предлагали «мамины объятья». 

Идея «маминых объятий» появилась у Сары Каннингэм из Оклахомы. Религиозная женщина из консервативного города изо всех сил старалась разобраться в ориентации своего сына и рассказала CBS о своих переживаниях: 

«Мне нужно было выбрать между моим ребенком и верой».

В этом непростом решении ей помог сын, когда сказал: «Мам, я встретил кое-кого. Ты мне нужна, чтобы с этим справиться». Просвещение заняло определенное время. Каннингэм и ее муж начали активно ходить на мероприятия, посвященные ЛГБТ-сообществу. Она заметила, как много детей страдает от того, что семьи отгородились от них. В 2015 году это вдохновило Сару на создание поста в фейсбуке, где она бесплатно предложила свои услуги в качестве «мамы» для людей нетрадиционной ориентации, которых родители избегали из-за признания. 

Этот пост Каннингэм стал вирусным. Он перерос в официальную организацию «Free Mom Hugs». Они занимаются тем, что предлагают объятия, поддержку, ресурсы для ЛГБТ-сообщества и спикеров для разных мероприятий. Движение вдохновило множество людей. Например, Джен Хэтмейкер и ее мужа, пастора Брэндона, которые оказывают поддержку всем нуждающимся. 

На своей странице в инстаграме Джен опубликовала трогательные фото с недавнего гей-парада в Остине. Кстати, это не первый раз, когда она поддерживает людей с нетрадиционной ориентацией. 

«Моя любимая маленькая церковь отправилась в центр на #AustinPrideParade: они бесплатно всех обнимали. Я имею в виду не просто объятия, а доброту, которую мама дарит своему любимому ребенку». 

<

«Мы обняли так много людей! Были те, кто говорил: «Я скучаю без этого», «Моя мама меня больше не любит», «Мой папа не разговаривает со мной три года», «Пожалуйста, обнимите еще раз». Вы можете только представлять, что пасторские объятия сделали для людей. Мы говорили им много раз, что они невероятно любимы, нужны и ценны. И мы обнимали их до тех пор, пока наши руки не ослабли. Это то, что мы делаем здесь, и это то, для чего мы здесь».