Кара Делевинь об эмоциях, депрессии и йоге

Звезда «Отряда самоубийц» поделилась самым сокровенным.

В недавнем интервью журналу Elle она рассказала то, что прежде хранила в секрете.

О своем признании в Твиттере

В апреле в микроблоге Кары появилась серия твитов следующего содержания:

«Я никогда не уходила из модельного бизнеса».

«Я не виню fashion-индустрию».

«Работа моделью просто совпала с очень трудным периодом моей жизни, когда я страдала от депрессии и ненавидела себя».

«Я очень благодарна за ту работу, которая у меня есть. Но я привыкла работать, чтобы убежать от проблем, и в результате осталась эмоционально опустошенной».

«Я сосредоточилась на съемках в кино и стараюсь не грызть себя за каждый маленький недостаток. И у меня неплохо выходит».

«Ладно, я закончила. Просто хотела выговориться и все прояснить».

Вот, что по этому поводу рассказала Кара в интервью:

«Я не могла просто сидеть и слушать, как девочки и мальчики (чаще девочки) говорят мне о том, как их травят, о суицидальных мыслях и так далее. Не могла же я просто отвечать: "Я тоже через это проходила, все будет хорошо" и ограничиваться этим. Если я могу помочь подростку преодолеть трудные времена, то я, черт подери, сделаю все от меня зависящее. Быть тинейджером отсто-о-о-о-ой. Слава богу, я каким-то образом это время пережила».

О том, как йога спасла ее жизнь

«Для меня йога – единственная возможность чувствовать себя и свое тело. Внутри нас всегда скапливается боль, а йога – это возможность эту боль вовремя найти и устранить. Поскольку я не плачу каждый день, она все время копится и разрушает меня, в первую очередь, мою кожу».

О том, как Уилл Смит помог Каре принять ее эмоции

«Мне кажется, что я никогда не плакала на людях, потому что меня так воспитывали: "Эмоции – это слабость, соберись и живи дальше". Уилл Смит рассказал мне, что он всегда говорил своим детям ставить свои эмоции превыше всего. Это действительно заставило меня многое переосмыслить. Потому что эмоции – это самое важное. Нет, я сейчас не заплачу».

Фото:
Terry Tsiolis for ELLE