Тей Свифт: «Я горжусь тем, что сделала»

Тей талантлива, успешна и красива. Если этого мало, так она еще и крайне человечна. В общем, узнать о ее достоинствах тебе поможет и Google. Давай лучше посмотрим, что сказала она сама в знаменитом интервью, которое брала ее подруга – fashion-блогер Тави Гевинсон.

Мне абсолютно не страшно писать песни о своей личной жизни.

Я бы даже сказала, что это мой единственный способ переживать эмоции. У многих людей, например, есть дневник, куда они записывают все, что хотят, и это помогает им разобраться с эмоциями, не срываясь ни на кого. Я очень стараюсь не быть человеком, который перекладывает свои проблемы на окружающих людей. И хотя я знаю, что пресса попытается определить, о ком мои песни, я никогда не расскажу, кому они посвящены. Это моя своеобразная защита – я знаю, что произошло, я расскажу свою версию событий своими песнями, и это единственная правда о том, что случилось.

Тейлор Свифт
Тейлор Свифт
Фото
Архивы пресс-служб

Я немножко легче стала относиться к мысли о том, что если я что-то сделаю не так, то все вокруг резко исчезнет.

То есть вся работа за всю жизнь, все альбомы, что я записала за десять лет, все это сотрется, и никто не сможет оценить, что хорошего я сделала. Ведь если присмотреться к звездным историям, такое случается. Кто-то скажет глупость в интервью или будет заснят пьяным в клубе пару раз, находясь в статусе «любимчика Америки». Люди могут почувствовать себя обманутыми этими звездами. А меня всегда очень пугала мысль о том, что мои фанаты почувствуют, что не знают меня. Так что я пытаюсь расслабиться на эту тему.

Причина того, что я не вываливаюсь пьяная из клуба, в том, что мне не хочется выпивать в клубе в среду вечером, понимаете?

А причина, по которой я не говорю глупости или оскорбления, в том, что у меня почти нет оскорбительных мыслей в голове. Конечно, когда я встречаюсь с друзьями, я могу рассказать о том, кто меня достает или косо смотрит на вечеринке. Но я никогда не расскажу об этом в интервью. Так что мне приходится просто верить, что это никуда не исчезнет.

Меня пугает, как меня могут осудить в прессе за что-то, чего я не делала.

Или что моя звукозаписывающая компания изменит политику и в этом будут винить меня. Или будет введен какой-то закон, который повлияет на мои принципы, и тут вдруг я становлюсь главной темой в прессе. Например, случилась проблема с авторскими правами на майки – и мое имя будет в заголовках. Интересно ведь, как твое имя могут приписать к проблеме, к которой ты не имеешь никакого отношения.

Вот в чем дело: у каждой девушки, каждой женщины – свои приоритеты, разные вещи делают их сильными и стойкими, или сексуальными, или особенными.

Просто невероятно странно думать о том, что у нас одни механизмы, одни приоритеты и что у всех одинаковое определение веселья.

Что касается необходимости восставать против тебя, или образа тебя, то могу сказать следующее:

Мне не нужно сжигать дом, который я собственноручно построила. Я могу кое-что в него добавить. Я могу сделать перестановку, но я его построила. Поэтому я не собираюсь сидеть и жаловаться: «Ох, вот бы у меня были невьющиеся волосы, и я не надевала бы ковбойские сапоги и сарафан на вручение призов, когда мне было 17…». «Вот бы я не переживала период принцессы, когда я не хотела носить ничего иного, кроме как платья принцесс, на всякие церемонии…». Ведь именно я принимала эти решения. Я это делала. Это была часть моего становления. Не было никакого комитета, который принимал решения «что Тейлор нужно делать в этом году». Просто нужно верить в то, что все – часть процесса. Я очень счастлива сегодня, очень довольна тем, как устроена моя жизнь.

Я люблю своих друзей. Я люблю своих фанатов. Я люблю то, за что борюсь. Мне нравятся мои песни. Я горжусь тем, что сделала.

Знаете, как люди шутят со мной, когда не знают что сказать?

Когда, например, 16-летний парень подходит ко мне и просит сфотографироваться с ним и его отцом – все это происходит в торговом центре, – а потом говорит: «Ну ты же напишешь об этом песню потом»… Честно, я встречаю людей, которые говорят мне «Ты же напишешь об этом песню», каждый день на протяжении десяти лет. Но я не пишу песни о том, что случилось со мной в повседневной жизни, если эти события несильно меня тронули эмоционально. Например, когда ты вдруг снова думаешь о своем бывшем, с которым рассталась много лет назад. И вот тогда я действительно могу написать об этом песню.

Тейлор Свифт
Тейлор Свифт
Фото
Архивы пресс-служб

Мне не нужно болтать ни с кем, чтобы написать песню, или расставаться, например.

Странное заблуждение о женщинах, пишущих песни, что они всегда стратегически используют свой жизненный опыт. Я знаю, что моим фанатам нравится в моих песнях. Им нравятся заразительный припев, но без глупостей. Они не хотят слушать ненужные «о-о-ох» и дурацких подпевок. Они хотят большего, они умнее этого.

Человек с разбитым сердцем ни на кого не похож.

Его время проходит в совсем другом темпе. Это физическая, эмоциональная боль, и чувства столь противоречивы. Ничто не может отвлечь тебя от этого. Потом проходит время, и, чем больше ты живешь, ты привыкаешь к тому, что каждое утро не приходят смс: «Привет, красотка, доброе утро». Ты привыкаешь не звонить этому человеку вечером, чтобы рассказать о том, как день прошел. Ты заменяешь старые привычки на новые. Например, переписываешься с друзьями в групповом чате или планируешь веселое времяпрепровождение, а потом вдруг обнаруживаешь себя в Лондоне и понимаешь, что ты совпал со своим бывшим и от этого тебе хорошо.

Тейлор Свифт
Тейлор Свифт
Фото
Архивы пресс-служб

Песню Clean я написала, гуляя по Лондону. Я вдруг поняла, что нахожусь в том же городе, что и тот, с кем я встречалась, и за две недели я даже ни разу о нем не подумала... И вот я иду и вдруг вспоминаю его, и единственное, о чем я подумала: «Надеюсь, у него все хорошо». И все.

Я стараюсь больше концентрироваться на том, чтобы быть счастливой, выбираю именно это.

Я раньше думала, что это просто должно со мной случиться. Теперь я понимаю, что иногда на концерте или вечеринке тебе не хочется танцевать или веселиться. Но если начать танцевать, то втягиваешься и вдруг понимаешь, что ты веселишься. Иногда не хочется вставать с кровати, но я себя заставляю. Я не хочу, чтобы меня называли королевой разбитого сердца. Я хочу, чтобы меня знали как счастливого человека. И это совсем не означает, что все должно быть хорошо постоянно. Существует красота и в хороших, и в плохих моментах. Единственное, что мы знаем, это то, что происходящее изменится и превратится в другое, научит нас чему-то.

Я ни за что не хочу быть человеком, который смотрит на других людей в бизнесе как на конкурентов.

И потому остается один в окружении людей, которые ему постоянно говорят, какой он прекрасный, замечательный. Я не хочу, чтобы у меня были комплексы «королевы». В настоящее время в бизнесе такое настроение, что ты должна стоять на вершине горы, не спускаться, ни с кем не говорить, быть недоступной, а также еще быть сексуальной, актуальной и все такое. Это проецируется не только на меня, но и на девочек-подростков. Что-то вроде того, что ты должен быть таким крутым, будто тебя ничто не трогает и не будоражит, хотя это свойственно не всем девочкам. Я отрицаю такой подход. Я не скучаю, когда занимаюсь своими делами. Мне некогда скучать, так с чего мне себя так вести?

Я не была в отношениях, когда записывала свои первые два альбома.

Поэтому это были просто представления о том, какими они могут быть. Они строились на фильмах, книгах и песнях, которые говорят нам о том, что отношения – это самое волшебное, что может с тобой случиться. А потом, когда я влюбилась или подумала, что влюбилась, а потом испытала разочарование, я поняла, что идея вечного счастья в реальной жизни не существует. Не существует красивого ухода в закат, потому что в реальности камера продолжает снимать. Если спросить у того, кто когда-то был влюблен, он действительно скажет, что это прекрасное чувство. Когда ты в состоянии влюбленности, тебе кажется, что человек делает все идеально. Но настоящие отношения – это, когда ты видишь, что человек неидеален, но ты все равно хочешь видеть его каждый день.

Чего только желтая пресса не писала о моей личной жизни!

«Она слишком яркая», «Она слишком быстро влюбляется, а потом сходит с ума и отпугивает парней», «Она может заполучить этих парней, но потом они сбегают», «У нее случаются дикие срывы»... Было утомительно, когда это происходило. Сложно осознавать, что столько людей заблуждаются на твой счет. И ты не можешь подняться и заявить: «Клянусь, я не такая». В основном, я опускала голову и продолжала писать песни, продолжала выступать и продолжала концентрироваться на том, что действительно важно. А потом прошло время, и им нечего стало обо мне писать, кроме того что я в Нью-Йорке и хожу в спортзал. И случилось так, что они перестали писать глупости, потому что я перестала давать им хоть малейший повод.

Тейлор Свифт
Тейлор Свифт
Фото
Архивы пресс-служб

Интересно, что я полностью закрыла тему любви, так как теперь это меня пугает. Я сама с этим пытаюсь разобраться, но в настоящий момент для меня это не приоритет. И кажется, фанаты и пресса больше сфокусированы на том, чтобы выяснить, какая песня с альбома «1989» им нравится больше всего. В блогах дискутируют на тему, какая песня должна выйти синглом после Style, и я очень рада. Ведь именно это является правильным.

Главная идея альбома «1989» базируется на том, во что превратилась моя жизнь, в которой я больше уделяю внимания новым приключениям и новым друзьям.

И я думаю о любви, но не превращаю любовь в главного персонажа моей истории. Мне показалось, что место этого альбома – Нью-Йорк, потому что я просто влюбилась в него. Именно этот город стал основой звучания альбома. Мне показалось, что город с его диким ритмом, остается крайне личным и интимным. И потом изменился мой вкус. Я прошла этап альбома RED, когда мне хотелось одеваться в стиле 50-х годов. Я хотела носить красные капри с высокой талией и завязывать рубашку узлом. Теперь я ношу другие вещи. Очень странно, что альбомы так отражают то, что я переживала в определенный момент. И именно это мне и нравится в моих фанатах: они позволили мне вырасти нормально, без того, чтобы быть неуравновешенным, ненормальным, напуганным и прооперированным «любимчиком Америки».