Сексуальные домогательства профессора в университете

«Я была не первой и не последней».

С чего все начиналось

Оглядываясь назад, Оливия Пера понимает, что первыми тревожными звоночками был тот факт, что профессор из университета настойчиво продолжал приглашать ее побыть наедине с ним. Сперва это было собеседование в офисе на будущую работу. Затем он пригласил ее на собеседование во второй раз в ресторан неподалеку от Северо-Западного университета. Там же Алек Клейн и работал профессором в Школе журналистики и средств массовой коммуникации. Помимо этого он был директором исследовательского центра журналистики и руководил проектом Medill Justice. Проект был призван помочь людям, который незаконно осудили.

В одном из интервью Оливия рассказала, что даже после второго собеседования ее не приняли на работу. Клейн уводил разговор в подробности своего брака, предлагал Оливии еду, пиво.

Предложение о работе поступило только на третьем собеседовании в машине после пары коктейлей. Все происходило поздно вечером в 23:58. Также он признался ей, что она ему симпатична и предложил поцеловать ее.

Оливия утверждает, что предполагаемые сексуальные домогательства продолжались и после того, как она устроилась на работу. Она согласилась на предлагаемую должность. Ей не хватало денег, а здесь она могла получать достаточно, чтобы положить деньги в банк и заботиться о своем сыне. Будучи помощником в проекте Medill Justice, Алек буквально преследовал ее. Он отпускал грязные высказывания по поводу ее внешнего вида, задавал вопросы о сексуальных предпочтениях, прикасался и просил объятий, после того, как предоставлял ей выходной

Однажды она вспомнила, почему Клейн не спешил нанимать ее:

«Он сказал, что сомневается в том, что стоило ли брать меня на работу. Потому что это был конфликт интересов. Он понимал, что чувствует влечение ко мне».

В июне в университете Клейна обвинили в сексуальном домогательстве и нарушении вежливого и уважительного отношения. Это произошло, когда 22 заявителя обратились с претензиями на профессора. Его тут же выгнали из университета, без права на апелляцию.

Его увольнения добились только после того, как несколько женщин рассказали, что терпели домогательства в течение нескольких лет. Оливия жаловалась на Клейна в 2015 году. Но ее слова не посчитали значительными. У других была такая же ситуация. Их просто никто не слушал. И наконец, после расследования, официальных жалоб от 29 женщин, Клейна обвинили в неправомерном поведении и уволили.

Алек Клейн заявил изданию TeenVogue:

«Я добровольно ушел в отставку с 10 августа 2018 года. Потому что я считаю, что это отвечает интересам всех сторон».

Когда Оливия узнала об увольнении Клейна, она уже не участвовала в последнем исследовании Школы. Она сказала, что это сродни пощечине. Она столько раз пыталась сказать им, но ей не верили.

«Я была не первой, и не последней. Я не была единственной. Так что, позор Северо-Западному университету».

Medill Me Too

В феврале 10 выпускников и бывших сотрудников Medill написали письмо тогадашнему декану Школы журналистики Мэдиллу Брэдли Дж. Хамм. Клейна обвиняли в сексуальных домогательствах, хищническом поведении, оскорбительном поведении и дискриминации. В марте к ним присоединились еще 19 женщин. После чего они объединились в группу Medill Me Too.

Фото №1 - Сексуальные домогательства профессора в университете
Фото
tumblr.com

Несмотря на заявления, Клейн не признавал свою вину. Он отрицал все утверждения о его поведении и поступках. Тем не менее, в июле ему все же пришлось опубликовать извинение перед бывшими учениками и сотрудниками за «пережитый ими опыт». Но он по-прежнему избегал комментариев по расследованию дела. В августе расследование полностью завершилось.

Согласно 10 интервью с обвинителями Клейна, профессора манипулировал ими, предлагал неуместные вещи, дело даже доходило до сексуальных издевательств. Иногда он рассказывал детали своей личной жизни и просил того же в ответ. В лучшем случае обвинители описывали свой опыт общения с ним как «неудобный».

Одна из женщин, подписывавших заявление анонимно, знала Клейна достаточно долго, прежде чем их отношения испортились. Она вспомнила, что Клейна запрещал ей встречаться с коллегами-мужчинами, допрашивал о ее личной жизни.

«Он стал пугающе жутким, когда увидел меня в красивом наряде. Он не переставал делать мне комплименты. Все бы ничего, но он постоянно возвращался к тому, как я выгляжу»

Если некоторые обвиняют Клейна в романтических или сексуальных притязаниях, то остальные становились жертвами его гнева. Одна из обвинителей профессора – Элисон Флорес, работавшая научным сотрудником в проекте, рассказала, что часто была целью нападок Клейна.

«Это был ужасно, невозможно было работать. Я была постоянно на грани».

Одна из заявительниц отказалась от журналистской деятельности из-за сильного давления со стороны Клейна. Она считает, что его неприемлемые действия повлияли на ее решение уйти из сферы медиа.

Депрессия, стресс, страх, - это лишь малая часть последствий. Оливии диагностировали посттравматическое стрессовое расстройство. Она была сильно травмирована возможным тактильным и эмоциональным насилием. По ее мнению, преследование было обусловлено ее отказом в чувствах Клейна. Подписав заявление вместе с Medill Me Too, Оливия хотела, чтобы другие, кто терпит сексуальные домогательства, знали, что они не одиноки.

«Этот опыт изменил все. Зачем мне описывать грубые детали? Я рассказала свою историю, потому что чувствовала – это происходило и раньше. Он был уверенным, расслабленным, словно он проделывал это и раньше. Вот почему я призналась».

Некоторые сотрудницы вовсе не хотели заявлять на него. Поначалу они думали, что хорошее расположение начальника поможет им по службе. Но позже, они поняли, что ошибались.

Клейн не единственный, кто перешел черту.

Алек Клейн далеко не единственный профессор, который превышает свои полномочия и сексуально преследует некоторых сотрудников и учеников. За последние месяцы профессора обвинялись в Техасском университете в Остине, Гарварде, Калифорнийском университете Лос-Анджелеса и многих других. И в каждом из вышеуказанных случаев обвиняемый оспаривал или не соглашался с заявлениями на него.