Снято и надето: мода в кино

Кино – продукт совместного творчества актеров, режиссеров и художников по костюмам. Об этом знают и модные дизайнеры, выпускающие свои коллекции, вдохновленные кино, и создатели фильмов, обращающиеся к дизайнерам за помощью в создании костюмов для очередного киношедевра. От такого сотрудничества выигрывают все, особенно зрители.

Голливуд – американский Париж

Из журнала 1932 года: «…Если в титрах вы увидите строчку: «Художник по костюмам – Эдриан», это значит, что вы должны устроиться поудобнее и смотреть очень внимательно: сейчас вам покажут, что вы будете скоро носить».

Кинопродюсеры быстро заметили, что зрителям понравилось обсуждать не только сюжеты в фильме, но и костюмы героев. Пришло время художников по костюмам.

Множество их находок и изобретений кроя и шва эпохи «Золотого века Голливуда» (30–50-е годы) находятся вне времени, признаны классикой моды и изучаются в модных академиях во всем мире. Модные дизайнеры перенимали их изобретения и запускали в массовое производство. А современники и вовсе приравнивали их работу к работе кутюрье. 

Самих же художников вдохновляли артисты – конструируя силуэты нарядов, они исходили из внешности конкретной звезды, которую требовалось преподнести безупречной. До появления цветного кино в 1939 году главное значение имели форма наряда и его фактура: на экране привлекательно смотрелись атлас, парча, ламе, шифон, отделка из меха и перьев, стразы, пайетки, стеклярус. Это и стало отправной точкой голливудской моды.

Эдриан Адольф Гринберг одевал весь «Золотой Голливуд». Он создал знаменитый стиль Греты Гарбо: водолазка, зачесанные назад волосы и шляпа. Для Джоан Кроуфорд он разработал силуэт платья с подплечниками, чтобы визуально сузить ее бедра. Платье, появившееся на Кроуфорд в ленте «Летти Линтон» (1932), разошлось через торговый каталог в количестве полуторамиллиона штук. Большие магазины в Нью-Йорке копировали элементы костюмов от Эдриана и с успехом их продавали.

Нельзя не упомянуть и революционные идеи Мадлен Вионне, освободившей женщин от корсетов и накладок, изменяющих естественные линии тела. Без изобретенного ею косого кроя невозможно представить моду 30-х. Воротники-трубы и горловины-хомуты, платья с капюшоном – миру моды есть за что сказать ей спасибо.

Фото:
Архивы пресс-служб

Звезды экрана выбирали себе художников по костюмам лично и зачастую сотрудничали с ними на протяжении всей своей карьеры. Гардероб для повседневной жизни разрабатывался так же тщательно: звезды ни на минуту не должны были забывать о своем статусе. Марлен Дитрих, Кэй Френсис, Кэрол Ломбард и Клодетт Колбер сотрудничали с Трэвисом Бентоном, который для последней изобрел «воротник Колбер», элегантно удлинявший шею.

Фото:
Архивы пресс-служб

Знаменитые «голые платья» Дитрих из прозрачной ткани с дождевыми блестками «в стратегически важных местах» – дело рук костюмера Жана Луи. Ассистентка Бентона Эдит Хэд не была модельером, но умела настолько изящно скрыть недостатки фигуры, что для Грейс Келли и Элизабет Тэйлор была лучше любых кутюрье. Платье-буфон без лямок на Элизабет Тэйлор в фильме «Место под солнцем» быстро обрело популярность и продавалось под именем Эдит Хэд. А платье Грейс Келли из «Поймать вора» Хичкока и вовсе стало сенсацией и самой популярной моделью в магазинах готовой одежды. Но первое платье, которое приходит на ум, когда мы говорим об эпохе «Золотого Голливуда», – развевающееся на ветру белое платье Мэрилин Монро, образец стиля pin up. Для фильма «Зуд седьмого года» его придумал Уильям Травилла. Фасон хальстон ни разу не выходил из моды, а современные дизайнеры до сих пор представляют бесконечные вариации на его тему.

Кутюрье в кино

Однако соревноваться с модными подиумами художникам по костюмам было нелегко. Стоило закончиться съемкам, как Париж уже рекламировал новые силуэты. Кутюрье стали приглашаться для сотрудничества. Перед ними ставилась задача предвосхитить моду на год или даже два. И они с удовольствием пользовались возможностью заявить о себе перед огромной аудиторией – именно через фильмы мода спускалась «в народ». Париж не мог отрицать того факта, что когда Кроуфорд надевала в фильме платье с рукавами фонариком, в этот же вечер полстраны срывалось на поиски такого же. Поэтому делать платья для див означало для модельеров делать себе кассу.

Если до прихода модных дизайнеров в кино женщины пересматривали фильмы с блокнотом и карандашом в руках, чтобы перерисовать модель понравившихся платьев и сшить, то теперь их интересовали лишь имена модельеров, у которых можно было такое платье заказать.

Чаще всего модельеры разрабатывали костюмы для одного-двух главных персонажей в рамках предложенного художниками образа. Актрисы в ответ становились их постоянными музами.

Фото:
Архивы пресс-служб

Для своей бессменной музы Одри Хепберн Юбер де Живанши стал лучшим другом. За «Сабрину» модельер получил «Оскар», а красное платье с накидкой и брючный костюм из «Забавной мордашки» (1957) стали классикой моды. Настоящий триумф произвел «Завтрак у Тиффани» (1961), где Одри появляется в том самом маленьком черном платье с нитями жемчуга на шее. Персонаж Холли Голайтли стал эталоном очаровательной элегантности. Все, кто еще не знал о Живанши, узнали о нем, также как и о том, что девушкам ни в коем случае нельзя читать плохие вести без губной помады.

Для Ива Сен-Лорана такой музой стала Катрин Денев. Маленькое черное платье с белым воротничком и манжетами для фильма «Дневная красавица» (1967) мы регулярно видим в современных коллекциях.