Take Two: почему Disney адаптирует свои мультфильмы

Уже несколько лет студия Disney переснимает свои классические произведения, причем из анимационных фильмов они превращаются в полнометражные. Мы решили вспомнить все адаптации и выяснить, почему этот тренд так популярен сейчас.

Адаптации – это действительно тренд современного кинематографа. Он уверенно держится вот уже несколько лет и, похоже, снижать позиции не собирается. Это касается не только студии Disney – сериальная индустрия тоже вовсю выпускает ремейки известных проектов. Только в 2019-м у нас появились новые «Зачарованные» и «Леденящие душу приключения Сабрины». А еще нас ждет перезапуск «Баффи – истребительницы вампиров», «Альфа» и страшно представить чего еще. Но если сериальные ребуты оставляют желать лучшего, то диснеевские адаптации мы очень любим. В чем их успех и как можно хорошо рассказывать одну и ту же историю несколько раз?

Простота & доброта

Истории, которые Disney экранизирует и адаптирует, по сути своей очень незамысловаты. Но именно эта простота и привлекает зрителей – ведь все проблемы, с которыми сталкиваются герои, будут актуальны вне зависимости от времени, страны и возраста. Все они – общечеловеческие и фундаментальные. Их можно пересказать сотни раз в новых интерпретациях, но от этого они не потеряют своей значимости и глубины. «Золушка», «Красавица и Чудовище», «Аладдин», «Король Лев» – все они, в первую очередь, о человеческой доброте и сострадании, которые не оставляют нас даже в самые темные времена. Как говорила мать Золушки: 

«Где вера в добро, там и доброта. А где доброта – это и есть волшебство».


Технологии 

Не стоит забывать и том, что наши любимые диснеевские мультфильмы были созданы в середине–конце XX века, и тогда технологии не позволяли воплотить на экране идеи, представленные в анимационном фильме. То есть если бы, например, «Красавицу и Чудовище» сразу ставили как фильм, мы бы вряд ли увидели фотореалистичную версию говорящей домашней утвари в настоящих декорациях. А сцена побега из дворца в «Золушке» точно не была бы такой захватывающей, ведь в те времена на съемочной площадке вряд ли могли себе позволить пневматические подъемники, чтобы контролировать каждый шаг. И, конечно, еще не существовало технологий виртуальной реальности, с помощью которых был создан новый «Король Лев».

Dream Team

Прелесть адаптаций в том, что персонажи могут быть раскрыты совершенно по-новому. Герои становятся нам на порядок ближе, когда мы видим не просто нарисованные образы, а реальных людей (или животных). Но чтобы зритель мог начать ассоциировать себя с персонажем, нужен «тройной удар» – искусно прописанные характеры в сочетании с актерами, которые буквально живут своими героями, и талантливая режиссура. «Аладдина», например, снял известный своими авантюрными комедиями и искрометными диалогами Гай Ричи, а Джон Фавро, подаривший нам адаптацию «Короля Льва», снимал «Железного человека» и «Мстителей».

Родом из детства

Сказки так или иначе ассоциируется у нас с самым драгоценным временем – вечерами, когда в комнате включенным оставался один ночник, мама садилась на краешек кровати, и ее голос уносил нас в волшебные пространства, способные открыться только благодаря силе воображения. И сколько бы раз не переснимали эти истории, они всегда будут именно об этом – о нашем детстве, о вере в доброе волшебство, о тех вечерах, которые останутся в памяти навсегда. Как сказала Эмма Уотсон: 

«Каждый раз, когда я слышу музыку из фильма «Красавица и Чудовище», во мне возникает такое детское чувство, что все будет хорошо и что в мире жива надежда».